bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Чайка. Сатирикон. 24.11.12

Новосибирские гастроли спектакля подарили нам подборку великолепных  фотографий Виктора Дмитриева; несколько видеозаписей, в коих – мини-фрагменты пресс-конференции и такие же микроскопические фрагменты спектакля (первых его сцен); а также тройку зрительских откликов.
Всё это – нам на радость (кроме одной маразм-рецензии человека… ну, и Бог с ним, с автором – всем мил не будешь).

Теперь остается ждать новых гастролей… потому что



мы, москвичи, открыв свои души, сердца и умы навстречу этому уникальному даже не спектаклю… ЯВЛЕНИЮ! – теперь перешли к чистому потреблению, на вечер (а некоторым не хватает… на два – встык!) потребительски присасываясь к мощнейшей энергетике «Чайки»… и практически ничего не отдаем ей в ответ. Да простят нас за то и Актеры, и Юрий Николаевич Бутусов…

Наш нынешний максимум – описание…
Ну, например, вчера Тригорин (Денис Суханов) был пьян, взнервлен, чертовски зол… и очень мало талантлив. То есть и правда до Тургенева с Толстым ему вчера было… ну, как нам, вчерашним – до нас же, премьерных…
Говорят, что для того, чтобы талантливо изобразить фигуриста, что первый раз вышел на лед, надо быть фигуристом-асом. Вот таким фигуристом… пардон – актером-асом и является  Суханов… оттого и дался ему так хорошо образ «середняка с понтами»… хотя представляю, насколько вчера ему было труднее, чем обычно…

И вообще – все ОНИ как-то изменились… Вроде бы в театре это – обычное дело: и на сцене, и в зале живые люди, и переплетение их энергетических потоков каждый раз дает иной рисунок. Но все-таки эти рисунки существенно отличаться друг от друга не будут.
Вчера же… неужели это всё – Новосибирск? С чужим залом, не нашим восприятием, новыми людьми в общении… Неужели все это НАСТОЛЬКО изменило «Чайку»? Ведь в отличие от «Лира» (придя на который, можно обнаружить конкретное, реальное изменение ВСЕГО – костюмов, мизансцен, интонаций...)  здесь всё осталось тем же (ну, может, сдвинулось совсем чуть – вот, как это было с Тригориным, разбрасывающим фрукты и спиртное и смотрящим на восторженную Заречную так… ох, лучше б на нас никто так не смотрел!)… да-да, всё осталось тем же – но стало совсем другим!
И не временный  ввод Виктора Добронравова на место Артема Осипова тому виной – новый Дорн (более сексуальный, и при этом менее эмоциональный), тут погоды не делает… Тут – что-то другое. И правда – посленовосибирское.

А может, и правда любимые спектакли надо смотреть чуть реже, соскучиваясь по ним – и тогда, на расстояньи, можно увидеть если не больше, то, по крайней мере, иначе…

Я вот, например, сделала то, чего не делала с премьеры: проплакала всё первое действие. Правда, полтора года назад, меня до слёзной истерики доводил Шамраев/Антон Кузнецов. Я мысленно произносила: «Шамраев – это я», и начинала оплакивать этого нелепого человека, который  в своей телесной и умственной неуклюжести так искренне всех любит… так хочет всем помочь… нет, даже не так: он так нелепо хочет быть со всеми наравно – уважаемым и любимым…
Интересно, он не заметил, как на фразу Сорина: «Борис Алексеевич, а это наш управляющий» - брезгливо усмехнулся и отвернулся Тригорин…Прозреет он позже, когда, принеся отъезжающим «слив на дорогу», будет валяться непотребно пьяным… и его, как провалившего свою роль актера, закидают яблоками, помидорами, старой пропотелой обувью…

Ну, это раньше. Вчера же меня до слезотечения пробрала Нина Заречная/Агриппина Стеклова. С самого начала.
Вот она – нелепая, некрасивая, серенькая, приезжает в имение Сориных. Она влюблено не влюблена в Костю Треплева/Тимофея Трибунцева – но этот странный очкарик (что по внешности – ей под стать) единственный, кто из обитателей шести помещичьих усадьб не обращает внимание на словно бы ярко горящую над ней надпись – БЕСПРИДАННИЦА. (И не случайно красавица Маша/Марьяна Спивак сделает свой еще более странный выбор в пользу учителя Медведенко… ведь, по сути, выбора у нее нет).

А Нина – вот она, трепеща, прижимается к Косте возле чёрного в сумерках вяза… потому что это – страшно: впервые ей предстоит стать  АКТРИСОЙ… впервые – публично показать себя БОГЕМЕ.
И вот она выходит на подмостки – зажимаясь и заикаясь (да еще Тригорин – красавец и известный писатель – хохотком своим подлил масла в пылающий огонь ее страха)…
Она начинает говорить, и…
Куда делась та нелепая серенькая девочка? Ведь и правда – читая монолог, она испытала подъем духа, какой бывает у художников во время творчества и унеслась от земли подальше в высоту…
Но так оно и было и в пьесе Чехова, и на сцене Сатирикона… и в реальной жизни точно так: только ты начинаешь воспарять в вихрях немыслимого восторга, только понимаешь свою истинную (немалую) ценность, только взлетаешь сама – с готовностью поднимать за собой других…
…как тут же находятся рядом те, кто гирями повиснут на  ногах… приземлят да еще сверху прихлопнут фальшиво-медовыми словами – и ты, как муха, влипаешь… и – куда уж тут… куда нам, рожденным ползать, стремиться к полёту…

Вот тут я заплакала. Ибо вот такие – дураки или гадины – что, улыбаясь, ломают крылья, в каждой жизни и в каждой судьбе имеются…
***
 Ну вот, немного мелкой философии на глубоких местах от меня…
…с надеждой на то, что объявится на «Чайке» зритель, который глянет в бездонный колодец этого сатириконовского спектакля – и увидит на его дне яркие звёзды, которые мы, в своем нынешнем (потребительском) отношении к постановке, уже перестали замечать…

img_02_18_2529
Фото: Виктор Дмитриев



Tags: "Чайка", Агриппина Стеклова, Денис Суханов, Марина Дровосекова, Сатирикон, Тимофей Трибунцев, Юрий Бутусов, спектакль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments