bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Скупой. РАМТ. 01.11.12

В общем-то, когда я пишу о театрах, я не только выплетаю из ниточек своих пестрых впечатлений восторженный узор «зрительского отзыва».
Иногда мне что-то (или почти всё) не нравится.
Но ведь, как писал еще Станиславский (по памяти цитирую, ессно) – обругает спектакль любой дурак, это не сложно… а вот найти, за что похвалить, может только искренне любящий театр человек.


Я сегодня немного побуду в дураках и больше поругаю, чем похвалю постановку… Правда, делаю это с учетом двух моментов: всё, мною сказанное – это сугубо личное моё (и только моё) зрительское мнение.
Во-вторых, поискав, я найду в спектакле моменты, вполне достойные похвалы.


Итак.
Зрительское пространство оформлено занятно: это РАМТовский зал как таковой – но к стандартным рядам оливковых кресел прибавлены ряды для публики на сцене. Между зрительскими рядами – нечто похожее на ринг или помост, ограниченное по бокам, со стороны кулис, рядами гримерных столиков, сидя за которыми, актеры ожидают выходов.
Решение пространства в чем-то повторяет знаменитое «Серсо» Васильева – правда, тогда, в середине 80-х, это выглядело в малом зале Таганки как-то логичнее…И изящней: в РАМТе, как мне показалось, много лишнего (при том, что помост совершенно пуст).

Лишнего много и в спектакле.
Это, собственно, текст комедии Мольера, немного «приправленный» текстом комедии Плавта и густо умасленный «неконтролируемыми актерскими импровизациями».
Спектакль выглядит не как спектакль, а как театральный капустник, стилизованный под репетицию.
Ну… капустники, вообще-то, это - прекрасно (и РАМТовские как раз чертовски хороши)… Просто капустник – это действие ДЛЯ СВОИХ, причастных, понимающих «внутренний» юмор и догадывающихся о закулисных взаимоотношениях.
Когда же в зале на одном из первых спектаклей уже культмассовые подростки, а не театралы – дабы «анекдот» дошел до масс, его надо сильно посолить, вплоть до пересола. И кинуть в зал, заодно проверив, дошла ли «соль»… а если не дошла, посолить еще больше.
Так что зрелище – если это капустник – откровенно провальное, увы…

Если это репетиция…
О, репетиция, любовь моя! Наверное, это уникально, ведь половину работы никому не показывают – но мне, просто зрителю, доводилось присутствовать на репетициях хороших режиссеров. Поверьте, это превосходно – хотя бы тем, что ты, словно в грозовых молниях, купаешься в энергетических потоках (еще почти неконтролируемых), исходящих от актеров и режиссера… Устаешь от этого страшно – но сие прекрасно просто безразмерно, поверьте.
Вчерашняя же репетиция была неудачной. Скучной она была. Такое впечатление, что, накидав в кучу всё возможное: вот тут мы встанем на котурны, а тут споем, а тут бороду наденем, а тут басовую струну у гитары подергаем, а тут упадем… никто не озаботился это как-то упорядочить, поставить перед кучей ветоши волшебно изогнутое зеркало Театра, в котором мы увидели бы Чудо.

Вчера этого Чуда как-то не случилось. Увы.
Вообще – я страшно удивилась, увидев в РАМТ (!) этот спектакль. Хожу сюда много десятилетий – и ВСЕГДА попадаю на спектакли (кем бы они ни были поставлены и сыграны) превосходные, отличные, хорошие… ну, или хотя бы гораздо «выше среднего». И играются они труппой… Ну, чтобы не говорить много, я обозначу так: актеры РАМТ – это !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Вчера мне практически все и всё показалось настолько вялым и при этом самодеятельным, недотянутым, самодовольным, окрашенным излишне ярко, но не слишком аккуратно… И немного стыдно было смотреть на актеров, сидящих в паузах за гримстолами… как-то в глаза бросается, что им скучна эта самодеятельная самодовольность… хоть и стараются скрыть это друг от друга и от нас.

Так.
Все-таки закритиковала.
Надо похвалить.
Ну, то, что труппа РАМТ действительно обозначается исключительно восклицательными знаками – это однозначно.
Потому – как их не режиссируй, а все равно нет-нет, да проявится настоящее, талантливое.
Вот, скажем, диалог Гарпагона (А.Блохин) и Валера (Д.Кривощапов) об украденной шкатулке… вернее, о шкатулке говорит Гарпагон при полной уверенности Валера, что речь идет о девушке, которую он любит.
Уморительно смешно и, несмотря на затянутость сцены (тут вина более драматурга… прости, Мольер!) просто наслаждение смотреть, как эти два замечательные артиста вывязывают беседу!

А финал какой прекрасный (вот тут – спасибо, Мольер!) со всеобщим узнаванием и объединением семьи («я твоя потерянная сестра, а это наша мама» - «тогда я ваш отец»), с таким обвалом счастья… В общем, для того, чтобы эта «коррида бреда» получила закономерный «абзац концу», нужна еще одна отсутствующая неконтролируемая актерская импровизация: скажем, вбежавший гонец должен сообщить, что Ансельм только что выиграл в лото сто тыщ… о, нет-нет! – сто миллионов!..

Еще. Француз Гарпагон – это однозначно вариация нашего русского Крутицкого. Поэтому, слушая его монолог об украденных деньгах, по крайней мере две зрительницы тихонько повизгивали от удовольствия; тем паче, что в Сатириконе на «Деньгах», на последнем монологе Михей Михаича даже светят похоже… ну, почти как в РАМТ.

Ну, а теперь, пожалуй, всё.
А! Еще! Очень понравилась реакция Д.Кривощапова, когда парик, упавший «с неба» миновал его руки и плюхнулся на сцену… И правда очень смешно.

Вот теперь и правда – всё.


Tags: РАМТ, спектакль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments