bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Ромео и Джульетта. Театр Сатирикон. 11.10.12. Прогон

Это всего лишь прогон.
По сути – первый выход на профессиональную (на огромную сатириконовскую) сцену детишек-студентов,

у которых уже было время научиться правильно держать руки и ставить ноги, в нужной интонации произносить слова текста… но у которых еще недостало его, дабы наполнить себя, как сосуд, не поверхностными эмоциями, а глубокими переживаниями, знанием жизни и пониманием общей культуры.

Может быть, это и правильно, что большинство ролей в спектакле играют именно ЭТИ – по сути ровесники ТЕХ. Такие же молодые. И такие же глупые…
Моя девушка N. сказала, что она впервые поняла: Джульетта думает и ведет себя, как типичная БЛОНДИНКО. Да еще 13-летняя. То есть родить она уже по возрасту может, а вот думать еще не научилась. Она и не думает совсем, а живет на своих детских зачатках эмоций: неуклюже машет «ручками-хрупочками», все переживания выражает открытым ртом (чем больше чувство – любое! – тем шире открывается ротик), говорит глупости, истерит и слезоточит, влюбляется в первого встречного на неделю, как на всю жизнь…(И то, что вся жизнь ее именно неделю и продлилась – ума ей не добавило).

И еще: начитанные и насмотренные «Ромео и Джульеттой» до кончиков ушей, мы впервые не поняли: почему Джульетта не убежала с Ромео? Ну, нашли бы их, грязных, голодных и счастливых в какой-нибудь хижине (недельки через 2), и помирились бы вынужденно родители, признав их брак… Безо всякой кровопролитной трагедии.
Тем более, что, псевдоотравившись, барышня и собиралась скрыться с любимым… но зачем же после таких трудностей?

Конечно, тогда бы и великой трагедии не было…
Но (опять же): сколько раз смотрела постановки, читала книгу – мысль эта не возникала.

Благодаря этой постановке вообще какие-то странные вопросы возникли: скажем, была ли у молодых первая брачная ночь, или они просто тёрлись носами, глядя на восход? Или: почему, обвенчанные Лоренцо, молодожены разбежались – она домой, он к дружбанам? Разбежались – хотя, вроде бы, и на секунду расстаться не могли?

Впрочем, спектакль мне понравился. Не весь, не целиком – но были в нем некоторые частички, которые запали в душу.
Например – замечательные брюки леди Капулетти. Они такие…. Даже не расскажешь – переливающиеся шелком каждой ниточки, плещущиеся вокруг ног при каждом шагу. Это просто – АХ! – и большой респект художнику по костюмам, придумавшим это чудо.

Еще радостный момент – узнавание музыки. Замечательный театр РАМТ подарил Сатирикону главную музыкальную тему «Лоренцаччо», спектакля любимого, но увы, уже давно снятого, потерянного… И вдруг – ура! – флорентийские мелодии «алебард на пороге карнавала» вновь раз за разом звучали в Вероне!
И если бы только «Лоренцаччо»! А мелодия танца Эраста и Лизы из «Фандорина»: там, раздвигая пространство узкого поездного тамбура, танцевали юные русские танец-судьбу… Здесь, кувыркаясь на канате под театральными колосниками, юные итальянцы говорили о любви.
Так что спасибо Наталье Плеже за потрясающее музыкальное оформление РАМТовских спектаклей… Спасибо тем, кто музыкально оформлял сатириконовский спектакль за переплетение времен, народов, театров!

Еще – эффекты. Когда всё на сцене светится, горит, взрывается, заливается выше головы виртуальной кровью, когда в мгновение чернеют и умирают поляны белых цветов – это замечательно красиво. И, несмотря на то, что в последнее время повторяется из театра в театр, из спектакля в спектакль – пока не надоело, пока восхищает и радует.

Что до самого спектакля – всё же и костюмы, и музыка, и эффекты – это второстепенное, главное здесь – актерская игра…
Так вот, лучшей для меня сценой вчера была…
…да, неожиданно – ибо почему-то в других постановках это либо купировалось, как второстепенное, либо сглаживалось…
Так вот, лучшей сценой мне показалась та, где мать (Мельникова) и кормилица (Дровосекова), утомившиеся уговаривать Джульетту на брак с Парисом (Коряков), призывают отца (Кузнецов).
Единственная дочка у отца. Трогательно любимая.
Но как же (потрясающе! просто гениально, и при этом правдоподобно «на все сто»!) он гневается, когда окончательно понимает, что дочь его непробиваемо упряма и не уважает все то, о чем он думает и что делает (в частности, для нее, глупой, но любимой). Там гром и молнии, там гнев и проклятия…Просто превосходно!

Очень понравилась сцена, когда кормилица пытается разбудить Джульетту – общий энергетический восторг перед прекрасным предстоящим праздником, аж рупор понадобился!!! И вдруг… когда кормилица обнаружила за пологом мертвую девочку – на сцене была долгая тишина и пустота… Всё верно: нужны мгновения, чтобы не просто увидеть – чтобы осознать… чтобы справиться с собственным испугом, чтобы пропихнуть внезапный комок, вставший в горле…

А после этого прекрасно сыграл Петра, требующего у музыкантов, чтобы те сыграли плясовую в ритм его сердца, мечущегося в груди – А.Гунькин.

Очень хорошо – когда Джульетта, впервые поцеловавшаяся с Ромео, бежит по воздуху – и тот наполняется такими осязаемыми флюидами любви и счастья, что все вокруг подхватывают их – как вирусы… и разбредаются влюбленными парами…

Понравился монашек Лоренцо (Девонин) со своим детским неудобным самокатиком (аскеза!). Понравилось, что он, маленький и слабый, бьет и отбрасывает Ромео, когда тот начинает уж совсем чушь городить…

Что НЕ понравилось.
А не понравился Шекспир на велосипедах. Придумка вроде бы интересная; и школьникам, которые будут посещать спектакль и которым, в общем, плевать на творчество великого драматурга, велосипедный каскад будет в кайф увидеть…Но я подумала: они все мастерски там, на трамплинах, крутились (главное, все живы и целы…), но какой текст при этом произносился, и с какими интонациями… в общем, не заметила.
Не понравилось, что хороший актер Иван Игнатенко опять присутствовал лишь в общей массовке.

Не понравился Меркуцио (жаль, что вчера играл НЕ Ломкин – у него наверняка получилось бы)… Я очень люблю этого героя – защитника и опекуна молодежи, который утишает и учит их не нотациями, а шуточками… и вопящие подростки после его слов все больше становятся людьми… Люблю его за то, что в бой с Тибальтом он бросается не по принципу «дерусь – потому что дерусь», а чтобы защитить честь и достоинство друга. Люблю этого сказочника, из воздуха достающего волшебные истории – вот, хоть про королеву Маб, летящую по чужим снам в карете, сделанной жуком и белкой…
Вчера стало понятно, что с трезва и не уколовшись – эту сказку не сочинишь…И «белка» - это не маленький зверёк в пушистым хвостиком, а то, что приходит, если перепьёшь крепких напитков… Вчерашний Меркуцио сам лез в драку, и заводил-подсиживал других – иной раз на грубости и пахабщину даже (типа – «подрочить» при помощи вращающегося велосипедного колеса)…
Как-то не жалко, что его убили.
Вот Париса – жалко. А его – нет.


В общем, в конце спектакля и Ромео, и Джульетта, как следует из пьесы, погибли. Они лежали, сомкнув неразмыкаемые объятия любви. Их, наверное, так и похоронят – в одном гробу… извините уж, но – Джульетта будет лежать сверху…

Что же касается прекращения беспорядков в Вероне – то это вряд ли.
Конечно, собравшаяся у склепа Капулетти толпа просто застыла. Но при этом глазела вся молодёжь на кучу трупов как-то… ну, в общем, больше с истеричным любопытством, чем с сердечным потрясением.

А потом – что там делать, в этой Вероне?
Либо в скучном хоре петь, либо драться, да на игровых автоматах деньги просаживать.

Мне почему-то кажется, что им, тем, кто по незначительному возрасту еще не научился думать (но уже научился бить ногами и выламывать руки), последнее – более интересно.

Кормилица (М.Дровосекова) и Петр (А.Гунькин)

Tags: Марина Дровосекова, РАМТ, Сатирикон, спектакль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments