bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Последняя ночь Дон Жуана

Вчера я была на спектакле в театре им.Станиславского (для меня это – один из филиалов любимого ЮЗ), на последней премьере прошлого сезона, спектакле, поставленном по пьесе Эрика-Эмманюэля Шмита.

Касательно драматурга могу сказать, что мне нравится, как он сплетает слова своих произведений, как неожиданно превращает плоскость в объемную ленту Мебиуса, проводя действие по неожиданным, и зачастую головокружительным виткам - не обрывая при этом линию сюжета, а приводя ее снова в начальную точку.

Хочу сказать об увиденном вчера перед началом: явление это было очень театральное, и при этом совершенно антитеатральное.
А именно: очередь к администратору за халявными входными стояла аж от решетки музея… как он там называется?... в общем – музея Революции.
Входные (бесплатные пригласительные) – это явление именно очень театральное (по факту, подход к окошку администратора с произнесением определенной фамилии никогда не был для меня экстраординарным).
Однако нынешние очереди зачастую связаны с неполной продажей билетов при желании заполнить зал «хоть как-то» - в лучшем случае, за счет продажи двух-трех билетов по цене одного… В худшем, как некогда солдатами, зал забивается студентами – публикой, в большинстве, для театра случайной, идущей «за компанию» - и делающей вывод о том, что театр – это нечто необязательное, куда идут ради тусовки…

Ладно, это было вступление, а теперь про спектакль.
Он поставлен Валерием Беляковичем. Поставлен хорошо – по юго-западному резко и нервно, с добавлением к этой нервности «подвального» театра технических возможностей театра Станиславского (там всегда был поворотный круг; если не ошибаюсь, в новом сезоне не только обновлен сайт и оформление фойе, но и прибавлена световая аппаратура).

Спектакль мне понравился, по всей вероятности, найду время, чтобы его через 3-4 месяца пересмотреть.
Сюжет занимательный; из-за кульбитов действия, прописанных Шмитом, пересказать содержание сложно…
В общем, в одном из замков собрались самые разные женщины, объединенные тем, что они – женщины и еще тем, что каждую из них однажды соблазнил и бросил Дон Жуан. Они будут его судить – и либо он отправится в Бастилию, либо вынужден будет жениться на малышке Анжелике Де Шифревиль. И быть ей верной до конца жизни.
В результате, всё окажется не так просто и более печально, чем ожидалось в начале.

Следить за действием интересно. И это было бы еще более интересным, если бы…
В общем, дай Бог здоровья Валерию Романовичу и достанет у него сил пусть не превратить «Стасик» в театр-легенду (для того, чтобы это сделать, надо ВСЁ начать с нуля), но просто превратить его в хороший театром, где хорошие актеры будут хорошо играть в хороших спектаклях.
Вчера же…
В общем, вот как было: в «Дон Жуане» играет множество «коренных» актеров из Станиславского, однако две роли – Дон Жуана и Анжелики исполняют актеры Юго-Западные: Карина Дымонт и Алексей Матошин (для тех, кто не знает: это ведущие актеры ЮЗ, входящие в число тамошних лучших из лучших).
Так вот, при всех режиссерских усилиях и актерских стараниях – актеры отчаянно не смешивались: только я начинала скользить по маслу традиционной ЮЗ-игры, как неожиданно попала в «Станиславскую» воду. А масло и вода, как известно, не смешиваются…
В общем, я не могу высказать претензии к основной массе актеров: они стараются хорошо играть изо всех сил – и почти у всех эта искусная, яркая и жирная игра получается безукоризненно.
И вдруг… Вот как определить вид существования на сцена ЮЗовских актеров? Тоже – игра, но только в минимальной степени яркая и жирная. Тут скорее сочетание ПРЕДигры – когда Матошин и Дымонт существуют на сцене не как актеры, а как реальные люди: чего стоит их взаимные касания кончиками пальцев, полувзгляды, какое-то желание обонять друг друга… как они устраиваются рядом – словно бы ее тело, перетекая, сливается с изгибами его мужской фигуры… Я перестала смотреть на основное действие, переведя взгляд туда – в их уголок… Совершенно прекрасно!
И в то же время, в какие-то моменты, эти актеры играли в НАДигру, действуя гораздо резче, чем те, кто играет близко к театральному реализму.
Особенно это видно у Матошина (и чертовски мне нравится, что он делает это на сцене именно так): он излишне подвижен, излишне гибок… а уж его манера расставлять знаки препинания не где положено, а где он сам считает нужным – вплоть до середины слова, а то и звука… Да-да, мне это ОЧЕНЬ нравится – ибо всегда бывает неожиданно, всегда перебивает дыхание и ровный сердечный стук…

Впрочем, опять и опять желая здоровья Беляковичу, хочу, чтобы хватило у него сил и желания спектакль подвинтить, подтянув его составные части от классически-банальной к вот этой фантастической ПРЕД и НАД игре…

И еще.
Часть спектакля, относящаяся к отношениям Дон Жуана и Шевалье Де Шефревиля – хочешь, не хочешь, а «рифмуется» с моим любимым спектаклем Юго-Запада – «Комнатой Джованни». «Рифмуется» вплоть до мизансцен и интонаций (и усугубляется тем, что Джованни на ЮЗ играет именно Матошин).
Впрочем, в «Дон Жуане» эта тема – возможности встретить того, кто и есть твоя половинка, встретить в любом обличии, встретить при странных и почти невозможных обстоятельствах – как бы отодвинута вглубь другим действием… да и сыграна не так смертельно остро, как на Юго-Западе…
Но вот что я хочу сказать (пока – в нескольких словах, вчерне)…
В «Комнате» Дэвид уходит от Джованни (уходит – В ЖИЗНЬ, оставляя другу-партнеру СМЕРТЬ без выбора), чтобы облегчить существование, даже спасти самого себя.
В спектакле театра Станиславского Шевалье уходит от Дон Жуана (уходит В СМЕРТЬ, открыв и оставив Дон Жуану на память о себе ЖИЗНЬ), чтобы доказать, что жизнь – это, несмотря ни на что, стОящая штука.
Очень трогательно… эх, если бы еще и игралось это не по нормальному-театральному, а – нарезом по сердцу…

Хотелось перечитать пьесу – пока не нашла текста. А там оч.много такого, что стоит цитирования: например, мысль о том, что в старости надо не стесняясь говорить правду, даже прибавляя себе лета – пусть принимают сказанное за старческий маразм… не страшно, главное – сказать (так же не страшно, как говорить правду в детстве, когда все принимают ее за детский лепет)…



Tags: Алексей Матошин, Валерий Белякович, спектакль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments