bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Барокко. Гоголь-Центр. 26.09.2019.

«Барокко (итал. barocco) — «причудливый», «странный», «склонный к излишествам», порт. perola barroca — «жемчужина неправильной формы».

Вот эту причудливую неправильность формы, при одновременной склонности к излишествам, уже кто только при рассказе о спектакле Кирилла Серебренникова не обсудил — начиная с него самого.

Жемчужина неправильной, пусть и очень красивой формы не может быть вставлена в ровненькие бусики — или должна стать центром, основой украшения. Это как кто-то, шагающий со всеми не в ногу. Или он портит ряд, или... вот именно так, отлично, и нужно шагать.

Для меня спектакли Серебренникова всегда немного «барокко»: они всегда причудливы и странны.


Для меня это сложный набор фрагментов паззлов, которые я с удовольствием собираю в замечательной эффектности картину... Но только картина — вот она, а у меня постоянно остается несколько фрагментов, которые мне некуда вставить. Может, это бонус для театральных гурманов? А может, это я что-то неправильно собрала... Но ведь собрала же! Без зазоров! Ибо в ином случае я вряд ли вновь пошла в Гоголь-Центр...

В «Барокко» - спектакле тяжелом и красивом, сильно склонном в излишествам, было два момента, когда я заплакала.

Это, конечно, сцена с музыкантом в наручниках, который играет Баха одной рукой... и КАК (!) играет. Тут прямая ассоциация: наручники домашнего ареста не помешали режиссеру произвести на свет потрясающий спектакль... Но как же красиво, эффектно и безразмерно горько поставлена сцена!
Впрочем, спектакль почти весь такой: красивый,эффектный и горький...По временам — страшный. По временам даже забавный...
Но, конечно, эта сцена с огнем и скованным музыкантом за роялем... Это потрясающе.

Красивые костюмы. И красиво обнаженные тела.
Много музыки (классика!) - тут задействованы профессиональные певцы, но и у актеров Гоголь-Центра голоса потрясающие (Один Байрон — чудо!).

В общем, было два часа удовольствия при отнюдь не простом восприятии постановки.

Только вот эти оставшиеся у меня в руках фрагменты паззла...
В общем, мне понравилась сцена, которую, во многом по-шутовски, играет Никита Кукушкин.
Если разобраться, то любая из наших жизней — это набор не всегда удачных фокусов, которые показывает кто-то ТАМ. А мы — зрители, иногда и участники, удивляемся и восхищаемся, или тупо дремлем на представлении... А потом всё, чернота.

Вот только... Да всё я понимаю: быть жемчужиной неправильной формы — это постоянный стиль театра. Поэтому под аплодисменты зрителей надо сказать, что — участвовал в одиночных пикетах... и вообще наше поколение не остановится.
А я взглянула на подборку фото с пикетов... Знакомые лица прекрасных артистов... И — два-три профессиональных фотоаппарата в кадре, и еще больше — в отражении в стекле...
Мммм... Пикет? А почему он кажется совмещенным с рекламной акцией? Почему те же актеры не выходят пикетировать тогда, когда этого требует совесть — но не ждут фотографы?

А рядом — страшное... На экране — молодой человек, чех, протестующий в 1968 году против военнизированного изменения политики страны... Его тоже снимают — то, как горит его молодое тело, как корчится он от боли. И рядом девушка с протестным плакатом... Может, я слишком стара для всего этого, но я не поняла: как можно, даже во славу великой идеи, восторженно смотреть, как в двух шагах в страшных мучениях умирает друг — не броситься, не попытаться спасти?..

Я никогда не участвовала ни в каких протестных движениях. Не потому, что равнодушна. Просто я и правда давно живу... и все эти протесты (начиная с многолюднейшего митинга на Манежке, организованного обществом «Память» - я его помню!) в результате оказывались ничем... и их участники становились никому интересными и даже смешными...

К тому же я не рассказала, когда я заплакала на спектакле еще раз. Это когда мама мальчика, студента-философа, что факелом горел за идею на Вацлавской площади, рассказывает, как в то утро она проснулась, обрадовалась легкому морозцу на улице и спокойно пошла в магазин за крупой и спичками — вот куда-то они из дома пропали...

Я просто представила себе,ЧТО было с мамой мальчика, когда она узнала... Я бы на ее месте не пережила, наверное... Вот и было бы две смерти: одна за идею, вторая... просто так.
В Праге, между памятником св.Вацлаву и Национальным музеем, страшный памятник: брусчатку словно бы вздыбил вылезающий из-под нее крест... Я проходила там сто раз, но никогда это место не фотографировала. И правда - страшно.
По мне, так лучше было бы, чтобы здесь не была этой вздыбленности, и по ровному месту тот мальчик вел своих внуков в музей... А у него ведь тогда даже невесты не было...

Хотя протесты...
Ну, наверное, они для кого-то важны.
Кто-то же должен шагать не в ногу. Возможно, без таких не мог бы мир существовать...
Tags: Гоголь-Центр, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments