bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Заповедник. Студия Театрального Искусства. 09.09.2018.

Зашла в фойе СТИ — и губы сами собой растянулись в улыбке.



Мало того, что театр этот очень мне нравится (и я имею в виду не только тамошние спектакли, но и театр вообще).
Но в данном случае СТИ не только искренним вниманием там работающих и зелеными яблоками встретил. Я словно бы вернулась туда, в несколькодесятилетнюю давность. Вот — дорогой Леонид Ильич на экране целует по очереди членов ЦК КПСС... а ведь в том месяце, когда его наградили вторым орденом Октябрьской революции, дочке моей годик исполнился.
Ах, сколь милым кажутся сегодня те туманные далёкие дали («Это дали?» - «Да, пожалуй что дали»), когда мы были молодые и чушь прекрасную несли.
А еще было «мне присуждено пить местное, дешевое грузинское вино» - а ведь оно такое и было: плохонькое, разбавленное, как в бочке, что стоит в фойе. Но это понимаешь сейчас, перепробовав элитные вина (не смешной уже кажется фраза «вино какой страны вы предпочитаете в это время суток» - по вечерам хорошо пьется французское). А тогда... «Я пью его без устали, стакан на свет гляжу...».

Если не фанатствовать и не проклинать, а просто честно попытаться вспомнить — времена, в «Заповеднике» Довлатовым описанные, были не такими уж плохими. Отчасти, конечно, от того, что детство и молодость — сами по себе прекрасны.
Но... было тогда тихо, спокойно. И вся жизнь была как вот этот тихий омут на первом плане. Сядешь на краешек мостков, ножки босые свесишь... и так тебе хорошо ничего не делать (или делать, не особо напрягаясь). И ни о чем не думать.
Время тогдашнее — и правда как какой-то омут. Должно бы вроде течь, как вода. А оно стоит. Правда, какая-нибудь драная (но, в общем, красивая) кувшинка может в этом омуте вырасти. Если постараться, можно в нем и малые денежки выловить; в данном случае их бросил Валера, злостный нарушитель общественного покоя.
Но главное: только пошарь рукой (или даже ногой) в тихих водах или в портфельчике — тут тебе и найдется бутылка беленькой. А под нее — разговоры, разговоры... может, мат-перемат, а может — что-то такое о новой поэзии... или о будущем страны...

Писатель Борис Алиханов (замечательный Сергей Качанов) и сам словно бы часть этого недвижимого омута...
Я нисколько его не осуждаю. Ибо черт ведь дернул родиться в России с умом и талантом, когда безвременье вливало во всех водку.
Что-то происходит. И ничего не происходит. И даже счет бесконечным стаканам не ведется. Ибо пьют не для чего-то. Пьют просто чтобы пить. Чтобы хотя бы белой крепкой заполнить пустоту внутри и наружи.

Есть ведь вроде что-то настоящее — Пушкин, изящество его стиха и завитки (то изящные виньетки, а то будто петля на шее) судьбы.
Но здесь, в Пушкинском заповеднике, всё это выхолощено и отжато до дежурной методички (в наличии 3 штуки в библиотеке)... Разве что изредка прорвется женскими голосами, произносящими или выпевающими великие строки.

И в финале — уйдет куда-то вверх гипсовый слепок посмертной маски поэта, но сверху спустится много-много масочек с хрустальными подвесками внизу. То есть — Пушкин... вот он повсюду... но только, увы, сокращен до изящного мифа — чтобы всем, даже тем, кто уезжает из Пушкиногорья совсем не отдохнувшим, было всё понятно без напряжения души и ума.

Спектакль хороший. Он именно такой, какого я жду от СТИ: хорошая литература в прекрасном переносе ее на сцену. И замечательная игра всех актеров.

А для меня был еще дополнительный бонус.
Таки я немалую часть своей жизни провела в музее, и именно литературном. Так что чисто профессиональное узнавание ситуаций, реплик и подхода к тему у меня было на каждом шагу. Еще одно милое «возвращение в обратно».
Tags: СТИ, спектакль, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments