bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Двенадцать стульев. Гастроли Коляда-театра в Центре на Страстном. 15.01.2018.

Книгу Ильфа и Петрова, как и многие люди моего поколения, знаю почти наизусть.
Режиссер таки сделал в романе сокращения (а как иначе: он о-го-го какой большой), но многие сцены перенес из книги на сцену точь-в-точь. С добавлением традиционных для постановок Коляды хорового пения и «пения» под фонограмму, а также коллективных танцев, спектакль получился очень длинный.
Впрочем, именно песни-танцы, исполняемые актерами в такими знакомыми и любимыми лицами, добавляли ритма и драйва в не короткое действие.



Хороший спектакль, кстати. Я, конечно, далеко не всё смотрела в Коляда-театре (основное — практически всё), но «12 стульев» у меня теперь однозначно в числе рекомендуемого к просмотру.

Основа сценографии и реквизита - «всё кошки, кошки, черные кошки» - не только черные, а и серо-буро-рыжие, но у всех — четыре ноги и позади длинный хвост, совмещенный с малым ростом. Мне, страстной кошатнице, это, как понимаете, понравилось.

В спектакле типично «колядовские» не только кордебалет и подпевки, но и вставки «из ниоткуда»: то танцующий скелет появится (он, правда, упоминается в романе наряду с несгораемым шкафом), то русские девушки с коромыслами... «Фишечки» замечательные: то обнищавшая супруга отца Федора обернется царицей Тамарой, то инженер Брунс, подзывающий кис-кисом кошек, не кормит их из ведра — он их в нем явно топит. Официант (Антон Макушин) замечательный, а уж сцена опьянения Воробьянинова как сделана и сыграна... шедевр!

Ипполита Матвеевича вчера играл Олег Ягодин. Немного жаль, что не сам Коляда... однако — это ж ЯГОДИН! Потрясающий Ягодин, неповторимый Ягодин, колоссальный Ягодин... однозначно любимый мною Ягодин.
В данной трактовке произведения именно он, Киса Воробьянинов, был центром, отправной точкой, тем местом, на которое накручивается динамичный сюжет и наиярчайшее его воплощение.
При этом данный герой — то ли окончательно потерявший силы и волю Гамлет (не случайно же за ним постоянно ходит тень отца Гам... ээээ... тень мадам Петуховой).
А еще больше, особенно в финале, он похож на Подсекальникова, которому только-то и надо, что иметь «право на шепот». И еще — целые носки (это, правда, уже мечта Шуры Балаганова), пусть даже не шелковые... Маленькая мечта, которой лишил его шустрый Бендер (Сергей Колесов); без мечты жить нельзя — значит, надо убить убившего её... или самому умереть. Вот так — лечь в ящик, и пусть его засыплют то ли очёсками кошачьей шерсти, то ли просто — снегом, перемешанным с комьями земли...

Веселая жизнь продолжится, и даже Бендер, аки мелкий бес, воскреснет...

А я вот подумала: выход в зал в «родном» помещении Коляда-театра, наверное, очень хорошо смотрится. Ибо новое, красивое и, наверное, довольно удобное здание — это радость, за которую не жаль было бы отдать и, по сути, бесхозные бриллианты.
А вот серые стены Страстного... Как-то вспомнилось, что драгоценные картины Эрмитажа в те, ильфопетровские времена, массово обменивали на копеечную муру, типа перышек для ручек-самописок для «ликвидации неграмотности».
И сгорбленная фигурка Воробьянинова, который бродит от кулисы к кулисе, трогая руками стены, софиты... все то, что отняло у него малейшую надежду на нормальную, человеческую жизнь... Мне так печально в этот момент было...

И еще. С самого первого прочтения книги мне была непонятна одна вещь. Ведь отец Федор, выкупивший в конце концов у инженера Брунса ДВЕНАДЦАТЬ стульев, точно знал, что на самом деле их ОДИННАДЦАТЬ, и они иной расцветки: ведь один он и Воробьянинов совместными усилиями еще в Старгороде уничтожили...
Tags: Коляда-театр, ТЦ на Страстном, гастроли, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments