bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Хованщина. МАМТ им.Станиславского и Немировича-Данченко. 30.11.2017.

Мало того, что я небольшой знаток оперного искусства – так даже моя мама, пересмотревшая 50 лет назад массу опер с Лемешевым/Козловским, насчет «Хованщины» меня проинформировать не смогла.
Так что все мои знания сводились к прочитанному в интернет либретто, да еще к речи «черноусого в жилетке» из «Москва-Петушки»: «Бог ты мой, а Модест-то Мусоргский! Вы знаете, как он писал свою бессмертную оперу «Хованщина»? Это смех и горе. Модест Мусоргский лежит в канаве с перепою, а мимо проходит Николай Римский-Корсаков, в смокинге и с бамбуковой тростью. Остановится Николай Римский-Корсаков, пощекочет Модеста своей тростью и говорит: "Вставай! Иди умойся, и садись дописывать свою божественную оперу «Хованщина»… (с)

Так что всё у меня было с чистого листа и опасением: а вдруг «не пойдет»?
Пошло.
Да еще как!



Три с лишним часа спектакля – единым полотном большой красоты.
Хотя – если с того же «Евгения Онегина» выходишь, и еще долго качаешься на волне знакомой музыки (да, Пётр Ильич писал узнаваемые хиты!), то в «Хованщине» я не услышала ни одной знакомой мелодии, да и после этого ничего напеть не смогла бы: музыка очень и очень красивая, берущая за душу, но – чрезвычайно сложная для уха не меломана.

Для объяснения «про что» надо отнести спрашивающего к картине Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни», прибавив к ней «Боярыню Морозову».

То, что оперный спектакль «мужской» (какими бывают и книги, и фильмы с «мужским» содержанием), я поняла уже на первой сцене. Мало того, что музыка «жёсткая», но и картинка не для удовольствия женских глаз: мужчины напиваются (и поют), в то время, как рядом на телегу грузят трупы, а женщины отмывают стены и полы от крови.

Женщины в спектакле поют/говорят о любви – к сожалению, это всё больше любовь не слишком счастливая; а разве может она быть иной во времена, когда мужчины всё больше думают о смерти (надеясь, что она будет не своя – чужая) да о власти.

Вот – собираются вместе три князя, три красивых, сильных и до краев наполненных энергетикой мужчины: Голицын, Хованский да Досифей-Мышецкий. Собираются, чтобы поговорить не «о славе, о любви, о женщинах – возвышенно и чисто», а чтобы зубами выгрызть у двоих других власть… И чем закончилось: один в ссылке, второй убит, третий устроил самосожжение себе и своим приверженцам.
Власть… Никто ее не добился, зато тремя гордыми и красивыми людьми на свете стало меньше…

Это мое личное, а теперь о конкретном спектакле, который смотрела.
Музыка – превосходная. Мощнейшие хоры и красивые сольные партии.
Сценография В.Арефьева – Русь-изба, в которой «всё, всё, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья». Я бы определила декорацию, как «великолепно», но… уж очень сильно она мне напомнила оформление сцены в РАМТовских «Будденброках»… а там это таки другой сценограф…

Хоры я уже похвалила – имхо, они безукоризненны.
Отлично – когда жены приходят в «стрелецкое гнездо» со скандалом, который, благодаря веселому Кузьке (Д.Полкопин) переходит в веселый общий танец.
А лучше всего сцена «Батя, батя выди к нам»: единая, кажущаяся неразрушимой стена мужчин, после того, как Хованский распустил их по домам, еще несколько секунд столь же неделима… а потом медленно, как таящий лет, растекается по всей сцене.

Из тех, кто очень понравился – Андрей Валентий в роли Ивана Хованского. Насчет голоса… наверное, он хорош и идеально подходит к роли, не случайно же он в спектакле этот актер - «приглашенная звезда». Но – вот веришь, что это – командующий стрельцами, «батя», «белый лебедь». Очень эффектен. Да и играет великолепно (а это оч.важно для меня… и не всегда бывает в музыкальных театрах, увы).

Так же – хороша, и я ей поверила – Марфа (К.Дудникова). В этом «мужском» спектакле самая «женская» сцена – её, в начале второго действия – почти стон о несбывшейся любви… а рядом в корыте купают девочку-малышку (очаровательно).

А вот Эмме не поверила… может, и голос хорош, да только как-то деревянно она боится и страдает. Да и князю Андрею поверила не слишком – тут вот голос явно хорош, но сам артист… ну, «приземленный» он, сложно такому в облаках влюбленности парить.

И еще не про актера, а про персонаж. Федор Шакловитый (поет его А.Шишляев). Единственная ария, которая завершилась аплодисментами зала, и даже не из-за музыки, а по содержанию: об истинной любви к Родине, которой желают счастья и силы, поет человек, чья роль началась с доноса, а закончилась убийством… Ну, я ж и говорю: «мужская» опера: для сильного пола это нормально: охранить-защитить… и одновременно предать-убить.

А в общем – спектакль прекрасный. Смотрю вторую оперу в постановке А.Тителя, и второй раз восхищаюсь изяществом режиссуры.
И с удовольствием продолжу знакомство с его творчеством.

А теперь традиционные благодарности.
Театру им.Станиславского и Немировича-Данченко - за превосходную постановку оперы М.Мусоргского "Хованщина".

Ссылки: театр в соцсетях: Фейсбуке, ВКонтакте, и Инстаграме

Огромная благодарность ЖЖ-сообществу moskva_lublu за приглашение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments