bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Кира Георгиевна. Студия Театрального Искусства. 14.11.2017.

Спектакль (поставил его Сергей Женовач по повести Виктора Некрасова) играется на малой сцене СТИ и носит подзаголовок «Откровенные разговоры».

Откровенные. Очень. Такое незнакомому человеку расскажешь, только если «вагонные споры — обычное дело» закончатся на полустанке, где выйдет попутчик. Или — когда говорится чуть громче, а ты случайно рядом и слышишь чужую историю.



Стулья по залу — по периметру; в центе, этаким рингом, кровать. И на ней действие, и — вокруг, за спинами сидящих. Так что можно быть молчаливым слушателем-попутчиком, а можно и взаправду не разворачиваться к говорящим, но вынужденно прослушать их беседы. О своем — для нас, в общем-то, второстепенном; для них, говорящих — о главном.

Если совсем упростить, то это история о Кире Георгиевне (М.Шашлова) — скульпторе 40 с небольших лет. И о ее мужчинах. Втором муже Николае Ивановиче, что на 20 лет ее старше (великолепный С. Качанов), Юрочке (А.Назимов) — молодом электрике, натурщике и любовнике и Вадиме Петровиче (Д.Липинский) — первом муже, ровеснике, сгинувшем было в 37-м, да вот выжившем и, на счастье или на беду, появившемся...

Просто встречи их друг с другом. Просто разговоры... как уже писала, о важном=второстепенном. Разговоры из дня сегодняшнего (они, герои спектакля, вместе с нами по лестнице в зал поднимаются и рядом с нами садятся). Но и — разговоры оттепельной 60-летней давности, когда «мама молодая и отец живой», когда у отсидевших по 58-й еще совсем малые дети, когда живы совсем не старые отцы погибших на фронте мальчишек...

И — из-за этого сочетания и разницы времен... в общем, не только из-за этого... я не рискну ставить персонажам оценки, превращать их в черных и белых, правых и виноватых.
Ибо я понимаю Вадима, которому обязательно нужно нести в себе память о пережитом (и о хорошем, и о совсем дрянном — таки, зря посажен был и напрасно отсидел полжизни). Но понимаю и Киру, стремящуюся к собственному радостному существованию и к созданию праздника для других...
Одобряю и сочувствую, ибо понимаю, как это тяжело — когда легкая, веселая и кажущаяся легкомысленной и себялюбивой Кира вытягивает Николая Ивановича из тяжелейшей болезни.
И совершенно не понимаю злых слов Вадима относительно Юрочки — тот, что в спектакле, их не заслужил.

Но вот совсем не понравилась мне финальная фраза Киры о том, что весело и хорошо ей будет не скоро... Расстроилась я этой фразой. Ибо она — человек искусства, тот, кто приносит людям радость. А радость... вот если над книжкой или в театре плачешь неостановимо, то это все же добрые слезы, омывающие душу, делающие ее чище.
А откуда таким добрым слезам взяться, если их пригоршнями жемчугов не будут дарить нам скульпторы, художники... или вот — Сергей Женовач со своей Студией на улице Станиславского?

И вообще, без выводов о правильном и неправильном (и о том, за что из содеянного придется краснеть в конце жизни... сейчас бы сказали — перед Богом представ): просто спасибо за этот спокойный, негромкий и очень хороший спектакль.

И еще одно спасибо — тем славным людям, благодаря которым я вчера этот спектакль посмотрела.

Кстати... история эта о скульпторе. А я с первой минуты задумалась: вот где, если исключить подмостки, я видела Марию Шашлову? Дома вспомнила: ее лицо — это лицо одной из скульптур великолепного мастера Эрьзя.
Tags: СТИ, Сергей Женовач, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments