bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

ОПЕРАНИЩИХ. Театр Сатиры. 23.09.2017.

Я смотрю больше ста театральных постановок в сезон.
И в каждом сезоне один раз (редко, когда больше – я везучая) мне попадается спектакль, который не то, что не нравится… в общем, мне его даже не противно, а стыдно смотреть.
Вот так сижу в зале, от стыда мучаюсь и думаю: ну ладно – актеры, они люди подневольные… да и стараются в рамках предложенной программы.
Но режиссеру-то – неужели не стыдно было это ставить? А руководству театра – возможно ли такое размещать в репертуарной сетке?
Правда, руководство обычно быстро избавляется от странного тумана в глазах и в голове, и эти постановки (на зрительское счастье) долго не живут.

В общем, как понимаете, раз в заголовке ОПЕРАНИЩИХ, то всё выше сказанное к ней и относится.


Фото: Андрей Прикотенко

Я не хочу подробно что-то писать, какие-то разборы действия делать… Потому что плохо в спектакле было почти всё. Начиная с пьесы. Я не поняла, почему (имхо) плохую пьесу Джона Гея надо было изменять, делая из плохого очень плохое? Зачем псевдоактуализировать, вытаскивая на сцену все возможные (и даже нереальные) мерзости, да еще раздувать их до немыслимых размеров, докладывая в мерзко пахнущее нечто, что еще усилит вонь?
Зачем делать из мерзавца (типа обаятельного, но мерзавца на 120%) ритора, рассказывающего зрителям, что и все они, на сцене, и мы, в зале – говно, в говне живем и из него никогда не вылезем.

Слово «говно» - это очень мягкое и даже интеллигентное слово из тех, что произносятся со сцены.
Я не ханжа. И меня совершенно не смущает ни мат, ни обнаженка, ни имитация полового акта на сцене… если, конечно, всё это – для придания глубины действию.
Но если пять минут мы наблюдаем на экране СМС-секс-переписку практически со всеми подробностями… после чего фрагмент действия заканчивается, не добавив ни гранулы миллиграмма к той мерзости, которая была до этого…
Не понимаю.
И не принимаю.

Впрочем, ставка здесь сделана на приглашенную звезду, посему пипл довольно охотно эту дрянь хавает. А Максим Аверин, он же Максим Михайлович Корнеев (в спектакле), он же – Макхит (в пьесе) собирает восторги поклонниц и охапки цветов…

Ну, что вот тут скажешь?
Я помню, как Банко доверчиво раскрывал полу старенького пальто навстречу кинжалу Макбетта, а потом, еще не веря в собственную смерть, все кружился, кружился с улыбкой, обнимая своего друга-убийцу…
Я помню страшный босоногий канкан герцогини Йоркской…
Я помню, как жалко было Эдмонда, когда он, словно щенок, льнул к руке отца… и получал очередные окрик и оплеуху…

Я помню.
И я знаю, какой Максим Аверин потрясающий актер.
И совершенно, конечно, не имею права осуждать его за то, что он опять влез по уши в нечто дурно пахнущее… Зачем-то ведь ему это нужно…

…но даже после того, что спектакль вызвал у меня такое раздражение (омерзение), я не могу не сказать, что мне очень понравился Юрий Воробьев (Виктор Ильич). И Светлана Рябова (Маша) была неплоха, как и Светлана Малюкова (Поля).
И еще – понравилось, что действие происходит в Москве, в том самом месте, где проходит граница между свеже положенной плиткой и старым асфальтом.
Tags: Театр Сатиры, премьера, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments