bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Анна в тропиках. Электротеатр Станиславский. 30.05.2017.

Не скажу, чтобы очень-очень, с желанием скорого повтора, но спектакль понравился и я его могу активно рекомендовать тем, кому мои рекомендации хоть чуть интересны.


Фото: В.Майоров

Интересно, как в разных театрах на совершенно разных спектаклях сходятся, переплетаются сюжетные ниточки.
Так, в сатириконовском «Ваня и Гвоздь» (я уж решила так название сокращать, уж больно оно длинное и бестолковое) герои-американцы носят имена героев Чехова, а Ваня пытается дописать пьесу Кости Треплева. А в Электротеатре в «сигарную столицу» близ Майами пришла Анна Каренина — взвинтив и так мощные латиноамериканские страсти и принеся в вечный жар плоской равнины под огромными облаками и петербургские снега, и рахманиновскую «Элегию», и шишкинских мишек вместе с васнецовскими богатырями...

Русская культура, которая так хорошо приживается на совсем иных почвах — и дает неожиданные урожаи.

Итак: на фабрику, где рабочие руками свертывают сигары, нанимают специальных чтецов — такая традиция со стародавних времен, и те день за днем читают работающим газеты, журналы... толстые романы. Новый чтец, приглашенный семьей владельцев маленького предприятия, привез с собой «Анну Каренину»...
Всё в этой истории не просто. Всё в ней страстно и, в общем, не слишком весело...
Вплоть до убийства — и это очень эффектно, когда на экране медленно летит пуля, рассекая английский текст с русскими именами и оставляя за собой кровавый след...

Но история Анны Карениной, ее мужа, Вронского, Левина, совсем по-своему, не по-русски интерпретируемая жителями далекой Америки связывает ее и Россию.

А еще то, что любезное сердцу прошлое уходит (да, я помню, как лизали почтовые марки, прежде чем наклеить их на конверт... но уже далеко не все это помнят).
В далекой России ударит топором Ермолай Лопахин по вишневым деревьям, освобождая место для дач.
В далеких тропиках поставит Чече на сигарной фабрике автоматы, которые начнут выпускать «быстрые» сигареты...

И закончится то время, в котором что-то значили страсти (свои и чужие — книжные), и любовь, и ненависть, и чистота.
Настанет новая жизнь, в которой не найдется места ни Раневской с Гаевым, ни Сантьяго с Офелией.
И в которой (увы!) почти никто не читает толстые и умные книги.
Tags: Электротеатр Станиславский, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments