bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Отелло. Сатирикон. 16.03.2017.

Еще один спектакль, который смотрела многократно.
Причина: это очень мощная постановка Юрия Бутусова, в которой заглавную роль играет потрясающий Денис Суханов (ну, и как всегда у Юрия Николаевича, бесподобен весь актерский состав).


Фото: Екатерина Цветкова
Разговор о спектакле, благо, и я, и моя подруга его знаем практически наизусть, начался с... фонарных столбов. Тех самых, которые стоят справа и слева и чуть вынесены в зал (из-за этого дарить цветы идешь, оттаптывая ноги сидящим в 1 ряду).
Постановки Бутусова очень часто не являются чем-то застывшим — из них исчезают и в них появляются иногда целые сцены. Первая версия «Отелло», игравшаяся еще на родной сцене Сатирикона, потрясла обилием всего (и во многом черт знает чего) на подмостках. Теперь спектакль вынужденно играется в другом зале (и очень мне не хватает черного занавеса... хорошо, хоть экраны по бокам остались). В общем, опять же вынужденно, но сцена после переезда «очистилась». Думаю, что прежнее наличие на ней, скажем, холодильника, картины Пиросмани и пластмассового зайца-неваляшки что-то существенное означали. Сейчас их нет. Это не значит, что количество смыслов в постановке уменьшилось — они просто сместились...
Но вот столбы — остались. И наше изначальное: «С чего бы они тут, зачем... не понимаю» - тут же оборотилось в поиск этих самых смыслов (вот бы Юрий Николаевич посмеялся, наверное, над нашей философистикой и софистикой!).
Получилось у нас: столбы такие, вместе с проводами, служат для передачи информации. В данном же случае и проводов нет. Посему информация в истории передается по принципу «один честный Яго сказал». И передается всё бойко и умело, но совершенно искаженно; захочешь — и то не поймаешь героя на вранье.
Вот такое объяснение у нас получилось...
...а теперь о самом спектакле.

Яго становится для зала главным героем этой истории. Конечно, играет его талантливейший Тимофей Трибунцев... Но еще и герой его — просто мимимишная душка. Он, цитируя Высоцкого, «освещен, доступен всем глазам», что-то он расскажет Отелло.. а что-то дорасскажет зрителям — с обаятельной улыбкой и вниманием к каждому внимающему ему «слушателю».
«Я ненавижу мавра»... а на лице при этом улыбчивая открытость, мол, вот такое я... но не скрываю этого, так что любите меня таким, какой есть..
При этом каждое слово первого обращения к нему командира (который еще в кресле, слева, сидит) он, не переставая улыбаться, отзеркалит мощнейшей энергетикой именно ненависти. А вот Дездемона (Марьяна Спивак), еще не подбежав к мужу, тоже зеркалит... но это  энергетика огромной любви.
По сути, первый удар мавру Яго наносит, наслаждаясь яичницей (вчера, кажется, сильно пересоленной). А со стороны посмотреть — ну, разве может человек, который с таким удовольствием ест свою простую пищу, одновременно грязно лгать?.. А вот — может. Не переставая при этом быть обаяшкой и любимцем публики, собственной жены и командира.

Поняла (правильно ли поняла... ну, неважно!) почему в двух сценах Дездемоной оборачивается Бьянка (Марина Дровосекова). В этом тоже вина Яго. Дело в том, что произносимый Отелло монолог (сцена обморока героя) — на самом деле диалог Яго и Кассио (Антон Кузнецов). По тексту Шекспира, Яго водит Кассио мимо притаившегося Отелло, каждый раз выворачивая разговор так, что слова о Бьянке мавр воспринимает так, словно они говорятся о его жене. То есть, Яго искусно в разговоре заменяет одну даму другой... Это мы и видим на сцене.

В общем, для себя я еще одну загадку спектакля разгадала... А вот вставки, явно пришедшие в постановку из не состоявшихся «Трех сестер», никак у меня в единое полотно действия не встраиваются... так и остаются вставками.
Но вот что: в первой из этих сцен (в «Отелло» это — сцена пьяного дебоша, устроенного Кассио) ручка на экране чертит прямые линии... линии судьбы (?), на которых четко и внятно можно написать историю замечательной жизни. Но... ручка продолжает чертить, линии путаются, пересекаются...и что теперь тут напишешь? Первый шаг к непоправимому уже сделан.

Еще обратила внимание: сцена «постельного» свидания Дездемоны и Кассио (да, нам объяснили, что на самом деле такого не было... но мы-то, да и Отелло (в воображении?) это видит) происходит под «автопортретом» мавра — он сам его в самом начале нарисовал на зеркале.

И еще. Просто совпадение, но забавное. Включенное на пару минут радио поведало нам о флешмобе в Крыму по случаю присоединения... и Яго, выключив передачу, произнес фразу по тексту: «Не нравится мне это».

В общем, вот так, эскизно...
Сидели очень близко, но с краю. Смотреть было очень здорово. Но потерялся один замечательный эффект. Это когда Отелло в финале, где буквально убирается почва из-под ног, и возникшая пустота, как в доме покойника, моется тряпками... когда в этой сцене Отелло просто смотрит в зал...
Боже мой, какое же страдание в его глазах!
Непереносимо.
И хочется увидеть еще раз.

PS На эскалаторе метро, поднимающем в нынешней обители театра, реклама «Отелло» с замечательной фотографией. И это пряитно.
Tags: Денис Суханов, Марина Дровосекова, Сатирикон, Тимофей Трибунцев, Юрий Бутусов, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments