bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Сон об осени. Театр им.Ленсовета (СПб). 24.02.17.

Даже забавно: режиссер Юрий Бутусов трактует пьесу, как «историю О НЕПРИВЫКАНИИ К ЖИЗНИ», а у меня совсем о другом это смотрелось.


Фото В.Васильева
Для меня это было о том, что Смерть — это даже не синоним Жизни. Это почти совершенно одно и то же. Только жизнь имеет начало и конец, а смерть — бесконечна.
(Опа, самой бы понять, что это я сейчас написала, но вот как-то так и восприняла постановку).

Я в последнее время сильно затолстокожела, а посему плакать перестала и в реальной жизни, и на театре.
А тут... даже трудно вспоминать и формулировать. Потому что на первом же монологе Мужчины я поняла, что происходит и почему именно так... ну, вернее, не поняла, но меня аж до печенок пробило вот этим сочетанием конец-бесконечность...
В общем, слезы полились и силы затрачивались не только на просмотр действия, но и на нехлюпанье носом (люди же вокруг). Потом как-то успокоилась, полностью нырнула в спектакль... М-да... а потом была сцена за столом (лопающиеся шарики) и ансамбль похоронных лабухов, исполняющих нечто итальянское. В общем, опять слезы, и уже до конца.

Кроме всего, я обычно пишу о спектаклях сразу. Тут такой возможности не было — а «Сон» был вставлен между БДТшной «Грозой» и бутусовской же «Комнатой Шекспира»; прибавьте сюда новые-прежние впечатления от прекрасного города с дующими сразу  со всех четырех сторон ветрами и массу общения с хорошими людьми...

Боюсь, вообще ничего хоть сколько-то дельного о постановке не напишу.
Разве что — понравилось мне очень сильно, хочу еще, хотя предвижу, что во второй раз откроется еще что-то... И будет еще тяжелей.
***

Из набросков, сделанных в питерском метро. Не складно и не слишком умно, но — правками не занималась

Сны. Осень. Увядание. Последняя вспышка последней яркости.
Сны. Светлые сны и сны кошмары. «Какие ж сны в том смертном сне приснятся, когда покров земного чувства снят» (Шекспир! - в интонациях спектакля следующего вечера).

Жизнь летит, ты летишь по ней на велосипеде по кругу, по кругу. Из-под колеса взлетают шарики воспоминаний, вон их сколько там, наверху. Почему чёрные, а не разноцветные? Возможно, ТАМ будут иные не только цвета и запахи, но и понятия о добре и зле.
Берешь шарик воспоминания в руки, а там прах. Или вода.
Ты в Зазеркалье. Но не может же всё, что ты чувствовал, любил, о чем думал, оборотиться в ничто? В прах или воду?

Мерцающие канделябры — события. Вспыхнут то приглушенно, то очень ярко. То далеко-далеко, то — только руку протяни, вот оно.
Шары по кругу - ограничения жизни и эмоций: за этот круг выезжать нельзя, там нет для тебя ничего.

Мы не знаем, как выглядит Смерть. Может быть, у нее лицо самого близкого тебе человека. Который проводит ТУДА, в Зазеркалье и оплачет ЗДЕСЬ.
Кто останется, для того самая банальная твоя фраза, самое незначительное воспоминание, приобретут новый смысл, новый цвет, новые звуки.

Женщина, из которой годы делают старуху, а воспоминания (свои или чужие) — молодую, красивую. В зеленом платье, кружится, кружится... обнимает... Похороны бабушки, на которые не пришел.

Туман. Дым. «Это синий негустой иней над моей плитой, это сизый зимний дым мглы над именем моим» (с)

Люди, сидевшие близко к сцене, после спектакля: запах дыма, неприятный запах.
Моё: смерти без запаха не бывает. Тлен, формалин, ладан, свежевымытые полы... Первая рюмка поминальной водки....

Кладбище (это из Богомолова) — для человеческой памяти. Чтобы приходили и помнили. Место встречи людей, которые любили и любят. ТАМ и ЗДЕСЬ. Место их встречи. Когда, кажется, можно обнять, и прижаться, и плакать вместе, и вспоминать.

Спектакль идет два часа, без антракта.
Очень много информации и эмоций для подумать и пережить после.
Tags: Ленсовета, Питер, Юрий Бутусов, путешествия, спектакль, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments