bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Барабаны в ночи. Театр им. Пушкина. 11.11.2016. Премьера.

Юрий Бутусов, словно Сфинкс, опять загадывает нам загадки. Мы, морща лбы, находим разгадки и, довольные собой, пишем трактаты на темы об основополагающей роли холодильника или Циркового марша в постановке… Уффф…
Приходя на следующий спектакль, мы не обнаруживаем в спектакле ни холодильника, ни марша… да и вообще – вместо «Ревизора» мы смотрим «Лира», а вместо «Любви под вязами» - вот, «Барабаны в ночи».


Фото: Галина Фесенко

Однако по-прежнему на сфинксовы загадки потрясающего режиссера не откликаются только воспринимающие его постановки поверхностно. То есть – либо «Я и еще ползала ушли с этого кошмара через 10 минут после начала», любо «Смотрел спектакль в 126 раз, ууу… ээээ… ыыыы… Бутусов гений».

Поэтому первые мысли… которые, конечно же, окажутся совершенно неверными.

Вот, например, «Легенда о мертвом солдате», звучащая во 2 действии (перевод в спектакле другой, но суть та же):
«Четыре года длился бой,
А мир не наступал.
Солдат махнул на все рукой
И смертью героя пал».
…и была боль, и только мясо под рубашкой… отвернитесь, уйдите…

Сколько лет «воевал» в окопах и бараках Алжира Андреас Краглер? Случайны ли эти «четыре года»? Или все-таки – случайны?
Однако: вернулся ли он на самом деле?
«И если б не каски, были б видны
Звезды над головой»…
Что за звезды, не те ли, что спускаются с неба в тот момент, когда заговорил Христос (или это – Лаар, крестьянин?) и когда Анна Балике (или это – проститутка) встретилась с Андреасом (который негр).

И почему, кстати, он негр? Это -  воспоминание об Африке? Или что-то другое? И почему герой в первом действии, до своего фактического (?) появления сидит на сцене в женском (подвенечном) платье?

Может быть, потому, что, когда человек умирает, изменяются его портреты. И ты, хоть и танцуешь с новым женихом, но, кажется, ощущаешь под рукой ЕГО плечо… А вот лица и фигуры  уже не помнишь, они – как стертый дагерротип… Таким он был? Или совсем иным?
То, что осталось в памяти, хочется избить, убить, уничтожить… а потом – снова вспомнить свое прикосновение к тому, что невозвратно…
Белое платье, в котором Анна пойдет под венец с Фридрихом Мурком, вдруг обернется черным вдовьим одеянием.

А где правда Фридриха Мурка (хорошего человека? хорошего человека!)? В снарядных ящиках, которые его обогатили («Некто во фраке шел впереди, выпятив белый крахмал»)? Или в похоронах так и не рожденного младенца – ЕГО ребенка?

Я могу понять, почему Краглер не пошел в Газетный квартал… А зачем? Идти на пушки с голыми руками, а потом лежать в ряд с другими убитыми (быть убитым повторно)… да-да, лежать, как утопленные новорожденные котята – которые совсем недавно орали, рвали газеты и чувствовали себя сильными и во всем правыми?

Да, намного проще, словно те кудрявые сытые немцы из видеохроники, класть кирпич за кирпичом, строя стену. Стену между своим прошлым и будущим, которая не называется жизнь… но и не смерть, а - существование.
И через четыре года тех, кто лежал убитым в Газетном квартале, уже давно похоронили и забыли… и их лица уже – как стертые дагерротипы в памяти знавших и любивших.
А ты, живой и благополучный, поливаешь свой фикус и смотришь телеящик. Вот только почему любимая Анна, к которой ты вернулся из ада войны или из божественного рая – собакой у твоих ног, а на колене твоем… кто сидит на твоем колене? И почему ты не замечаешь, как на тебя надвигается стена. Возможно, та самая, которую выстроили такие же довольные жизнью обыватели?

Все непросто.
И в жизни, и в спектакле, и в наших попытках ответить на вопросы Сфинкса-Бутусова, а также актеров, ему помогающих.

Спектакль прекрасный.
Он, при всей его нелинейной структуре, очень четкий, внятный и энергетичный.
То есть – он хорош для смотрения для всех… ну, кроме совсем уж одномерных.

Актеры потрясающие – все. (Считайте, что тут – полный список из программки от «Андреас Краглер – Тимофей Трибунцев, Театр Сатирикон» до «Мари, проститутка – Сергей Кудряшов»).
Все великолепны – и о каждом можно написать отдельный хвалебный пост. Может, и напишу. После того, как посмотрю «Барабаны» в энный раз и смогу собирать мысли в складные, а не в рваные и, наверняка, не самые умные фразы.

PS Всем, кто к театру не равнодушен – смотреть настоятельно советую. До встречи в театре (в данном случае - им.Пушкина)!
Tags: Тимофей Трибунцев, Юрий Бутусов, премьера, спектакль, театр, театр им.Пушкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments