bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Нюрнберг. РАМТ. 22.06.2016.

Для меня это спектакль не о войне и не о политике.
Для меня он в первую очередь – о трудности выбора дороги иной, нежели та, по которой бездумно топает большинство. А еще он о том, что наш собственный выбор – будь он хоть стократно правильным, при этом – выстраданным и почти неподъемно сложным – это лишь НАШ выбор. И он заинтересует кого-то еще только в одном случае: если этому «кому-то еще» будет от него выгода.



Я вчера буквально заплакала на монологе Яннинга, представив, как тяжело дается тому каждое слово. Слова-то при этом были правильные, именно те, которых вроде бы ждали… и шли они кровавым нарезом по сердцу Яннинга… Но…ведь никто, ни единый человек их не захотел услышать.
Нет, их услышал судья Хейвуд, который этим обострением слуха тоже сделал свой нелегкий выбор… который, как мы понимаем, тоже никому не был нужен.

Обратили внимание, что после «дурацкого» праздника под ногами остаются обрывки серпантина и другой яркий мусор? Прибрать все это по окончании сцены ничего не стоит, однако он остается… и заседание в строгом зале нюрнбергского суда проходит на фоне этого «дурацкого» отголоска. Не потому ли, что строгая сухая правда никому не нужна: убил… нет, не собственными руками, но косвенно способствовал убийству миллионов, присвоив потом их имущество – чепуха какая: он больше никогда так делать не будет, а потому – оправдать и забыть, уйдя в мишуру повседневности.

Может, это и правильно: складывать свой личный мир из каждодневных мелких радостей и забот, выкинув из души то, что было за два года до этого… нет – что было всего лишь вчера. Потому что прошедшее не вписывается в концепцию сегодняшней счастливой жизни и мешает ее построению.
Но ведь так хочется, чтобы жизнь была именно счастливой!  Хочется радоваться всем этим «дурацким» и обычным праздникам, пить пиво и вино в хорошей компании, смеяться над смешным и аплодировать талантливому. Хочется путешествовать с мужем по другим странам, а не произносить на суде речи с желанием помочь, уменьшить вину (а потом его все равно повесят).
Но как же тогда быть с правдой, которая врывается горечью дегтя в бочку сладкого счастливого меда жизни? Как заставить себя не замечать и игнорировать эту горечь?

Адвокат Рольфе говорит о виновности не только виновных, но и всей страны, всего мира в том страшном, что еще недавно происходило.
А я опять вспоминаю «Страж-птицу» Шекли: созданная для предотвращения убийств, она сама стала убивать тех, кого определила в убийцы… Так что всё взаимосвязано и совсем не просто…

В финале Хейвуд говорит Яннингу, что тот стал виновным в тот момент, когда подписал первый обвинительный приговор невиновному… Но ведь почти невозможно упрямо идти против течения: оно тебя снесет – и даже не заметит.
А ведь так хочется жить. И жить хорошо.
***
РАМТ завершил 95-й сезон.
Спасибо этому замечательному во всех отношениях театру за то, что он есть, за то, что здесь много работают и уважают зрителей в реальности, а не на словах.

А еще мне повезло напоследок посмотреть «Нюрнберг» с элитного места в партере – смотрю спектакль не в первый раз, но все время издали (впрочем, лучше всего он смотрится с 1 ряда бельэтажа). Но какое же это удовольствие – сидеть близко и любоваться буквально филигранной точностью поведения на сцене всех актеров – от «солистов» до многочисленной безымянной массовки!
Tags: РАМТ, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments