bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Гаргантюа и Пантагрюэль. Театр Наций. 23.03.2016.

Грязное и грустное сменяется на чистое и трогательное в этом спектакле Богомолова так же быстро и незаметно, как в жизни молодость меняется на старость… И не говорите мне, что между пошивом первых штанишек для Пантагрюэля  Иванищева и его участием в хоре престарелых великанов прошли годы и годы… Они не прошли, они – пролетели – и уж совсем мало времени осталось между выступлением этого хора и тем днем, когда «все великаны умерли».



Не все в зале могут настроиться на стремительное мелькание эпизодов – впрочем, они перемежаются длиннотами действия: это режиссер, ехидно улыбаясь, дразнит публику, которая не выдерживает, уходит во время действия… Пусть уходит; зал все равно плотно забит до конца спектакля теми, кто смотрит действо с радостью, удивлением, недоумением… смотрит не в первый раз (как я).

Я не отвергаю общение с мимимишными людьми и смотрение мимимишных постановок – но, черт (который – ЕСТЬ) побери, до чего ж мне приятно, что и в жизни и в театре есть вот такое: резкое, многозначное, умное, без страха, упрека и ограничений!..
Потому что и жизнь мне нравится – без ограничений… увы, меня самой на такую не хватает, вечно что-нибудь, да ограничивает…

Конечно, очень хочется, чтобы так:

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт,
Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.


А вместо этого – стандартный диван, стандартный хрусталь в стандартной «горке»…
Но ведь можно же – пока жизнь не приговорила тебя к старческой немощи – взять, да и рвануть на край света. Или хотя бы сочинить для себя и для друзей почти сказочную историю, и поплыть в ней по изгибам зеленых зыбей, меж базальтовых скал и жемчужных…

Тогда и почти тюремное заключение в стариковской «маленькой стране», в которую с годами превратится весь бескрайний великаний мир, возможно, будет для тебя не столь страшным.
И ты сможешь еще раз (мысленно, но привычно) испить божественного вина, в которое твоя память превратит простую воду, а потом… может, это тебе будет дано сбежать из богадельни, отправившись в путь к далеким холмам, где шумит ветер и качаются тополя.

Очень нравится, как Константин Богомолов препарирует жизнь, заставляя вспоминать то, что предпочитают забыть, и думать о том будущем, о котором предпочитают не думать.
Он публику заставляет складывать паззл из, на первый взгляд, несочетаемых фрагментов. При этом у каждого смотрящего его спектакли, соберется разное: у кого-то «Мона Лиза», у кого-то «Черный квадрат».
Ну, а не желающие думать ленивцы или те, кто свою жизнь выстроил, как передвижение по прямой линии, покидают зал, напоминая мне обезьяну у Толстого. Помните: «Тогда она рассердилась, разметала весь горох и убежала».
А я в очередной раз досижу в зале до финала, чтобы погрустить (и даже чуть всплакнуть) под милую песенку о стране, которая за горами, за лесами. Сказочная страна. Маленькая.
Tags: Константин Богомолов, Театр Наций, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments