bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Молитва клоунов (Все пьесы Чехова). Театр ОКОЛО. Видеоверсия.

В ОКОЛО я хожу уже давно. Не так, чтобы часто, но стараюсь, чтобы в каждом моем сезоне этот театр был.
В этом – увы, не получилось… А тут попалась видеоверсия, явно любительская съемка, но – не самая плохая.
Потом сразу пошла на сайт театра, чтобы посмотреть, когда спектакль можно увидеть «вживую»… а он, увы, в архиве у них. Печально.

На спектакли ОКОЛО у меня странная реакция (всегда): в самом начале – при том, что я примерно знаю, что именно меня ожидает – некое отторжение к действию. Очень хочется внятности и ясности, чтобы поактивней и поэмоциональней катился «действий ход, быстрей, за эпизодом эпизод». А тут (ибо такой стиль): вошел – сел – встал – вышел; вошла – легла – встала – сказала одно случайное слово – села; вошел – встал – спел – улыбнулся – сел спиной к зрителю…

Вот так чуток пораздражаешься, а потом вдруг понимаешь, что все правильно, все именно так, и иначе нельзя: именно – спиной к зрителю. И полчаса сидеть молча.

В общем, к финалу, опять же, всегда бывает одно и то же: почему так мало, хочу продлить очарование… ой, не уходите! И словно бы идут мне навстречу, и не уходят, и возникает совершенно неожиданный финал: то в спектакле по Достоевскому долго читают Пушкина, то в Чехова вплетают японские мотивы…

В «Молитве клоунов» в финале долго сидят (в том числе и спиной к залу). Сидят  в своих старых «заколосившихся» шинелях, на которых вместо погон и пуговиц с гербами произрастают цветы. А потом девушки поют про уехавшего в Америку Педро и четырех красоток, пребывающих по этому поводу в печали.

Хорошо!
Говорите, при чем тут Чехов? А при том, что – ассоциативно…

Спектакль идет всего полтора часа и в нем, словно единая косичка из волос на разных девичьих головах, сплетены воедино «Три сестры», «Дядя Ваня», «Чайка» и даже «Вишневого сада» немного есть.

Именно воедино – потому что крик страха из одной пьесы вызывает ужас у героев другой… а «бесприютные скитальцы» из «Чайки» - это же дядя Ваня и Соня, которых вот-вот лишат имения… Ирина, в страшной усталости пришедшая с телеграфа, кричит на Епиходова: почему по дому шляется, вон – кий сломал, а потом идет во флигель, кормить горохом старых слуг.
Тузенбах и Соленый – едины хотя бы потому, что оба любят Ирину, а она, бедняга, все гнала, гнала лошадей… но опоздала, другая девушка прочла про рогатых оленей и все жизни… все жизни…
О чем бы еще пофилософствовать Вершинину? Или это философствует дядя Ваня, у которого и в молодости была такая внешность, словно он пил запоем…

А потом входит Раневская и спрашивает Вершинина: не видел ли тот Слонопотама? И полковник отвечает Пятачку, что – видел один раз…
Это странно? Это – не странно, ведь всего раз, а не ежедневно.
А вот куда Маша подевалась – это странно, потому что Маша – хорошая.
А Шарлотту, поющую по-французски, надо в деревню: она же крестьянка Анфиса… сколько раз можно об этом говорить?
Надо работать…

Я тут вспомнила Розу Хайруллину с ее мощной странной энергетикой. Ей достаточно просто молча просидеть в углу на табурете (что она и делает в «Гаргантюа и Пантагрюэле»), и всё, спектакль состоялся.
Так вот: КАЖДЫЙ из актеров ОКОЛО – и стар, и млад – это в своем роде «хайруллина». И можете себе представить, что творится на сцене и в душах понимающих зрителей, когда кто-то из них просто входит и садится. Или произносит случайное слово – как бормотание Чебутыкина вклинивается в диалог Маши и Вершинина, и оказывается номерами лото… только отчего так ясно звучит – НОЛЬ?

Вот опять: ОКОЛО – и удивительный спектакль, который потом спать не дает. Не потому, что надо разобраться в увиденном, а потому что дальним звуком отзывается в душе какая-то забытая струна – то ли бадья в шахте оборвалась, то ли мама в белом платье идет по саду…

Tags: ОКОЛО, Роза Хайруллина, архив, видеозапись, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments