bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Вишневый сад. Ленком. 03.07.15.

Это был седьмой «Вишневый сад», который я смотрела. Далеко не все, что идет или шло в Москве, но все-таки…

Спектакли по пьесе Чехова были разные: от наиклассической классики до авангардных постановок. В одной их них, в зюзю пьяный Петя Трофимов говорил о львах, орлах и куропатках, предрекая видение неба в алмазах. Замечательное хулиганство, и в то же время абсолютно чеховский текст.

Привезенный когда-то из Швеции спектакль я смотрела без синхронного перевода: знаний текста хватило, чтобы опознавать диалоги и монологи…
А вот ленкомовский спектакль меня удивил. Дело в том, что в нем от Чехова остался только сюжет… Было такое впечатление, что у актеров забрали текст пьесы, сказав: «Ну, вы же помните, про что там и в каком порядке… вот и играйте».
Они и играли – выкидывая целые сцены, убирая ставшие классическими цитатами фразы, то схлопывая, то растягивая действие, как хармсовскую резинку…

Про то, что Раневская в Париже «крокодилов ела» - вспомнили, а вот то, что Епиходов ходит в скрипящих сапогах, климат не одобряет, читает Бокля и может биллиардный кий сломать – об этом позабыли совершенно.
Зато – одна фраза про то, что покойный барин всех сургучом пользовал, от всех болезней – расползлась в длинную сцену… да еще и не в одну…
А у Симеонова-Пищика почему-то англичане стали с крыши прыгать - вместо того, чтобы глину разрабатывать. Пищик же потерял трогательное, на прощанье сказанное: «А дойдет до вас слух, что мне конец пришел, вспомните вот эту самую... лошадь и скажите: "Был на свете такой, сякой... Симеонов-Пищик... царство ему небесное"... Замечательнейшая погода... Да»...
Откуда взяться даже мелкой философии, когда он к своей Дашеньке (бедная Дашенька!) новую гувернантку повел – Шарлотту, бойкую проститутку…

В общем, пьеса А.П.Чехова, каждая фраза которой – как ограненный бриллиант, просто рухнула, как рухнул в финале старый дом Раневской…
Текст оказался сделанным не из изящных, переливающихся на свету бриллиантов, а слегка ограненных льдинок, которые на наших глазах таяли, когда к ним прикасались актеры…
И оставалась только вода…из которой натекало не колдовское озеро, а небольшие лужи…

Я очень мучилась на этом спектакле.
Вроде и актеры играют хорошо, и сценография приятная, и костюмы хороши…
И даже история, в общем-то, чеховская: приехавшая из Парижа барыня, ее бестолковый брат и прочие чада и домочадцы уходят в небытие, а их место занимают деловитый Лопахин, словоблудливый Петя и восторженная Аня…
Но так все это было не по-настоящему, что приходилось постоянно на сцене оживляжик делать: то Лопахин с Раневской в любоФФ начинали играть (да всё не доигрывали), то Шарлотта канкан танцует и глупые шутки шутит, то с тем же сургучом сцену растянули на добрый десяток минут…

А вот про погибшего мальчика Гришу практически забыли… как забыли про таракана в квасе, и про деньги, за подкладку завалившиеся… Да и прохожему к станции надо было, оказывается, идти не «по этой дороге», а «откуда пришел»…

В общем, все было странно, скучно и не по-настоящему…
И только очень-очень редко, когда, например Лопахин с болью говорил Раневской: «Бедная моя, хорошая, не вернешь теперь», - приходила сладкая тревога… как от дальнего звука рвущейся струны…
Но этого было так мало…

Кстати, и самого этого дальнего звука струны, замирающего, печального, в спектакле не было.
Забыли.
Эх вы… недотепы…

Tags: Ленком, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments