bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Добрый человек из Сезуана. Театр им. Пушкина. 25.05.15.

В очередной раз – восторг, ужас, слезы… В очередной раз восхищение – «нелинейностью» режиссуры, звуковым фоном, игрой артистов.
В очередной раз – «и несть спасения», ибо когда твой «отчаяньем сорванный голос» молит о помощи, тебе ответят только милой улыбкой и –  крик твой утонет во всепоглощающей тьме.

Это мир, в котором, в принципе, мы все живем, ибо, как ни выстраивай вокруг себя стену красоты и доброты, а -
Там поцелуют, а тут задушат.
Любовный вздох в крик страха переходит.
Почему там коршуны кружатся?
Там на свиданье женщина идет!


Всех нас хоть раз кусали за пальцы рукИ, протянувшей от себя оторванный кусок (и иногда это делали вроде бы милые люди с интеллигентными лицами). И незачем при этом испуганно восклицать: «О, Боги! Помогите!»… Боги сами в слезах - и с искусанными пальцами…
***

Очень люблю этот спектакль, хоть он, конечно, ужасно тяжелый. Зато энергетика от действия прёт в зал, и не подцепит она зрителя на свой крючок, только если в зал пришел совсем бесчувственный и самовлюбленный ублюдок… но  таких, на счастье, совсем-совсем мало…

Актеры… до чего ж хороши актеры!
Мой герой – однозначно Александр Матросов, играющий водоноса Ванга.
Таганского «Доброго» я смотрела на протяжении 20 лет; разные по качеству спектакли были, и водоносы в них  тоже были разные… Но то, что делает на сцене Матросов… да и половину этого не делали в любимовском спектакле самые лучшие из исполнителей этой роли.

А Шен Те/Шуи Та Александры Урсуляк – вот она по энергетике вровень Зинаиде Славиной, хоть и совсем другая, конечно.

Еще люблю все сцены с Богами (Анастасия Лебедева). Особенно ту, где женщина, ожидающая ребенка, всматривается в Бога, как в отражение в зеркале…

И Шу Фу (Андрей Сухов) в спектакле прекрасный. Потому что – не представляет собой каноническое зло. Этот человек, при всех своих недостатках, имеет и несомненное достоинство: он терпеливо и тихо влюблен…

Сногсшибательно красив дождь из рисовых зернышек, этакая манна небесная, которая однажды – и это будет в День Святого Никогда… ближе к восьми часам – обязательно прольется над нищим Сезуаном, городом, где много сточных канав и почти совсем нет вишневых деревьев…

И музыка здесь звучит фоном, гулом… страхом.
А потом вдруг прорвется криком: «Sieben Elefanten hatte Herr Dschin und da war dann noch der achte… Trabt schneller! Trabt schneller!»…

А еще есть в этом спектакле что-то, чего и не разгадать… Что прячется за поворотом этой бутусовской нелинейности. Чего, может, и не увидишь никогда, но без чего нельзя; ведь не можем мы жить без невидимого воздуха…


Tags: Юрий Бутусов, спектакль, театр, театр им.Пушкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments