bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Затейник. РАМТ (видеозапись).

Когда я тут в четверг сама с собой пила водку и читала Чехова (нет, Чехов не отвечает мне на все мои вопросы – просто книжка оказалась под рукой), увидела  фразу Тузенбаха: «Какие пустяки, какие глупые мелочи иногда приобретают в жизни значение вдруг, ни с того ни с сего».
Вот такой, в общем-то, пустяк, как смена московской погоды, «черемуховые холода»  и дождливая серость… Если бы это все обрушилось на город на три дня раньше (вполне реально!), то не было бы соблазна открыть окно, присесть на подоконник, подставив лицо теплому весеннему воздуху…

История не терпит сослагательного наклонения, но – если бы…
Тогда бы я сидела не на кухне с… в общем, с Чеховым, а рядом с дочкой, в РАМТе, радостно впитывая новый, премьерный спектакль. В первый раз – и тут, в ЖЖ, всенепременно был бы уже пост о нем, а не о видеоверсии розовского «Затейника»…

Спектакль шел в РАМТовской «черной комнате», но в моих планах даже и не стоял: далеко не все экспериментальные работы я смотрю, ибо они хороши (в РАМТ плохих спектаклей я ни разу не видела), но все же не настолько, что хочется все бросить и бежать их смотреть.

Сейчас – посмотрела, конечно. В видеозаписи (спасибо за ссылку Рузанне Мовсесян!).
Спектакль для трех актеров (Рамиля Искандер, Степан Морозов, Андрей Сипин).
Он о любви… но еще больше о тех самых глупых мелочах, которые приобрели вдруг глобальное значение, кардинально изменяя судьбы.

В общем, молодежи сейчас непонятно, что значит: отец (работник Органов), прося девушку о внимании к его сыну, записывает в блокнотик имя того, кого она по-настоящему любит, и кто любит ее.
Какая  мелочь -  случайно, в разговоре, произнесенная фамилия…
А меняется всё: девушка выходит замуж за нелюбимого (и, в общем, не особо любящего).
Тот, кто любит ее по-настоящему, обрывает свою прежнюю жизнь. Обрывает настолько резко, что сам удивляется: как с собой не покончил?
Начинает жизнь новую – массовиком-затейником в южном доме отдыха…

Идут годы.
Затейник выдает отдыхающим инвентарь, проводит игры. Не женат. И не был.
Семейная пара живет не особо счастливой, но и не горестной – обычной, спокойной жизнью. Работают. В театры ходят – Большой, Современник…

А потом – опять пустяк: муж поехал отдыхать и встретил там его.
Второго.
Затейника.
Человека, живущего кое-как… Нет, существующего в какой-то не своей, чужой жизни, где реальны только память, да еще Её старая фотография со стершейся надписью на обороте: «Единственному».

Он рассказывает ей по возвращении о случившейся встрече…что-то перевирает, что-то додумывает, но – рассказывает.
То ли надеется, что годы размеренной жизни стерли чувства из памяти – как почти стерта надпись на обороте той ее фотографии…
То ли решил, что, пусть и спустя время, но все должно быть честно и правильно (тем более, что узнал он о старом разговоре отца с девушкой).
То ли – опять мелочь, рассказ, между делом слетевший с языка, приобрел вдруг такое значение, что самым важным стало: туда, в тот южный город, самолеты улетают раз в пятнадцать минут…
***

Я смотрю видеоверсию спектакля и…
Да, «когда человек умирает, изменяются его портреты».
А просто ты смотришь другими, внимательными глазами, понимая, что ни этот прищур, ни изгиб губ, ни короткая стрижка волос не изменятся никогда.
И что глаза эти глядят на тебя уже оттуда, из невозможного далека… из «дальше, чем за море».

Все настолько ни с того, ни с сего…
Все настолько невозвратно, настолько навечно…

Как печально.

Tags: РАМТ, видеозапись, печальное, спектакль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments