bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Минуты тишины. РАМТ – к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. 06.05.15.

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,-
Точно в пропасть с обрыва –
И ни дна ни покрышки... (с)

То, что было в начале – темнота и невнятно произнесенные строки… строки множащиеся, делящиеся, повторяющиеся, взрывающиеся…

То, что было в начале – это было началом конца, когда – «разрыв – и умирает друг», и ты тоже умираешь, и души убитых, словно «белые звезды обратно, чуть-чуть красные, мчатся в свой дом»… в дом, который – «неподкупное небо окопное — небо крупных оптовых смертей»…

А то, что было потом – это БЫЛО потом… или этого НЕ БЫЛО, но МОГЛО БЫТЬ – именно так, или немного по-иному…

И под бело-безбрежным московским снегопадом молодой солдатик провожал женщину, и пили они потом водку, и спал он, уткнувшись к ней в колени… Или – женщина одна шла домой сквозь снежные хлопья, потому что парень тот уже давно протаптывает подошвами тропу в небесной темноте…

И там, возле догорающего костела, остывало тело расстрелянного солдата… с открытыми глазами и сухарем в руке… Но «это был не я» - это был другой солдат… тот, который «я», был убит раньше. Подо Ржевом. Или под Верденом. Или – там, где дивизия «Эдельвейс»…

И «средь шумного бала» после долгой разлуки встретились двое… И были это они… или не они… Здесь встретились совсем другие люди, а он когда-то оставил ее, потому что… потому что первый тост – «за тех, кто опоздал на торжество» - был тостом и за него… А он опоздал, ибо летел в этот миг в усталом журавлином клине… на исходе дня…

А он - только в памяти… или – памятником… или – на старой кинопленке… И – обязательно в воспоминании о том, как в случайном вальсе лежала на ладони незнакомая нежная рука…

Почти никто уже из нас, живущих в год 70-летия победы, не мог быть знаком с парнем, обещавшим: «Я вернусь, мама!». Обещавшим. И вернувшимся к ней – бронзовым памятником…

Или пришедшим вновь – песней иволги… «Лунной сонатой». Или тем самым снегом, который когда-то шел и шел над московскими дворами…

Или – бесшумным звоном невидимых стаканов:

За наши судьбы личные,
За нашу славу общую,
За ту строку отличную,
Что мы искали ощупью,
За то, что не испортили
Ни песню мы, ни стих,
Давайте выпьем, мертвые,
За здравие живых!.. (с)

Чтобы память была – не как бесплатно раздаваемая ленточка, небрежно повязанная на сумку.
Чтобы для нас это было вот так, словно бы нарезом по сердцу:

Вы мой дед в 43м, когда меня ещё не было на свете.
Вы мой отец, когда мне было 4 года.
Вы мой брат, который всегда со мною рядом,
Который не хочет, которому не надо
На фиг ни с кем воевать.
Вы это я, если бы всё сложилось иначе.
Видите, я не плачу,
Я просто
схожу
с ума. (с)

…Вчера в метро я услышала стихотворные строки Юлии Друниной: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне».

Я знаю о войне только опосредованно, по рассказам, по стихам…

Но вчера подумала: а если вот сейчас, внезапно… Не будет еще ни грязи, ни горя, ни чужой и своей крови… но не будет и счастья ожидания спектакля, не важен станет финал интересной книги и умной беседы…

Всё уйдет, и останется только одно слово: СТРАШНО.
Не хочу этого.
***
А за спектакль огромное спасибо Рамиле Искандер и Денису Баландину. И режиссеру А.Баркару .Музыкантам. Тем, кто спектакль технически вёл. Кто на него пригласил…

Замечательному театру РАМТ – благодарность.
И поклон низкий…
Tags: РАМТ, благодарность, память, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments