bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Пир во время чумы. Телеспектакль (реж.М.Захаров). 1974 г.

Просто прекрасно провожу «новогодние каникулы»: плавно перемещаюсь между холодильником, компьютером и диваном.
Холодильник набит деликатесами, компьютер – разными фильмами, сериалами и программами, до которых в обычное время руки не доходят.


Про захаровский «Пир» не слышала ничего. Привлекло две вещи: запись длится меньше часа; «Пир» - благодаря эрмитажной и сатириконовской постановкам знаю наизусть и оч. люблю.
При просмотре обнаружила еще три привлекательных магнита: вступительную часть, про Болдинскую осень Пушкина, читает Софья Гиацинтова, Вальсингама играет Николай Караченцев, священника – Олег Янковский.

Что до Гиацинтовой – обожаю ее автобиографическую книгу, перечитывала ее неоднократно. Однако как актрису ее не знаю: в те годы, когда я начала активно ходить в театры, она уже практически не играла…
Поэтому увидеть ее было приятной неожиданностью… несмотря на то, что прочитан текст был не лучшим образом – по бумажке, сбивчиво и со стандартным выражением (ну, очень старенькая она уже была… хотя выглядела на экране прекрасно).

Караченцев и Янковский молоды и сногсшибательно очаровательны. Они совершенно выделяются среди других актеров… впрочем, это естественно.
А юный Янковский – босой и в полотняной белой рясе – вообще похож на сошедшего к «безбожному  пиру» Христа… что, в общем-то кардинально меняет смысл произносимых им слов об умерших матери и жене Вальсингама, а еще более – призыв «ступай за мной».

Пир (по версии режиссера) происходит на условной улице, заставленной столами с едой и напитками, факелами и живописно-изящно заваленной трупами.
Вся компания так и перемещается от стола к столу, оставляя эти трупы за собой – так, в самых первых кадрах за столом остался только что умерший весельчак Джаксон…

Да и вообще – все сидящие за пиршественным столом в меньшей степени похожи на людей: это либо куклы, либо живые мертвецы с застывшими лицами, немигающими глазами… потому эмоциональный всплеск Луизы смотрится чужеродно и сильно пугает всех.
Но пугается и Луиза: из предсмертной пиршественной вакханалии она как бы попадает в саму смерть – и вот уже в ее бреде «черная телега», перевозящая умерших, везет к месту последнего упокоения её. И Вальсингама.

«Гимн в честь чумы» прозвучал в исполнении Николая Караченцева глубоко и мощно – да, у сильных духом людей есть «упоение в бою и бездны мрачной на краю, и в разъяренном океане»…

А вот финал…
Рванувший было за священником (Христом?) Вальсингам возвращается к пиршеству…
Четкий контур стола, и полупрозрачные фигуры, сгруппировавшиеся вокруг него…
Это, наверное, визуализация неизбежного ухода «дальше, чем за море» всех: и нежной Мери, и резкой Луизы, и бойкого молодого человека, и гордого Вальсингама…

Но такой финал и правда неизбежен: жизнь – она такая чума… никого не щадит.
Да, чума…
Но ведь – «всё, всё, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья… и счастлив тот, кто средь волненья их обретать и ведать мог».

Будем жить!..

Tags: видеозапись, спектакль, театр
Subscribe

  • Король Лир. Театр им.Вахтангова. 16.04.2021.

    Я знала, что Корделия и Шут не встречаются друг с другом ни в одной сцене пьесы. Знала и то, что последний исчезает в неизвестном направлении задолго…

  • Отелло. Сатирикон. 21.03.2021.

    Раскладывать спектакль Юрия Бутусова на составляющие, пытаясь понять самому и объяснить всем, почему вот это — так, а здесь всё совсем по другому —…

  • Сын. РАМТ. 03.03.2021.

    В этот вечер был не совсем обычный спектакль. Фото: Сергей Чалый Дело в том, что он игрался в замену другой постановке – «Лада или Радость». И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments