bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Безумная из Шайо. Мастерская Петра Фоменко. 01.12.14.

В этот спектакль легко влюбиться еще до его начала: когда в фойе компания уличных музыкантов начинает играть незатейливую песенку, и пробегает мимо цветочница (в корзине которой «розы, лилии, тюльпаны»), а за ней – хорошенький мальчишечка с перемазанным личиком. И в кепке музыканта – твоя монетка… ну, да: не франк… но все-таки новенькая чешская крона…

А музыка все длится и длится, и строчки песенки бегут по кругу – «слышишь ли ты сигнал»… и ты его слышишь… да, по сути ты уже ТАМ – внутри, словно бы за одним из столиков парижского кафе, где перемешаны музыка, представление, легкое перебрасывание легкими фразами и серьезные разговоры…

И утопленник – он вовсе даже не утопленник (пока, по крайней мере), а просто отчаявшийся молодой человек (такой хорошенький!), которому вполне можно доказать, что жизнь стоит того, чтобы жить, чтобы влюбляться, чтобы просто разговаривать с хорошими людьми… да, собственно, чтобы наконец-то найти в шкафу давно потерянное многоцветное боа Орели – Безумной из Шайо.

Подумала: а ведь она вовсе не безумная, эта Орели. Как не безумны и трое ее подруг.
Эксцентричны – да! Они выкручивают плоскость жизни в петлю Мебиуса – просто потому, что существовать «плоско» совсем не интересно.
Ну, конечно, толика безумия в таком театрализованном существовании есть…однако по мне – лучше так, чем одномерно и примитивно, со стремлением лишь к одной главной точке (обозначенной, как «деньги»): вот так живут председатель Дюшарон, «биржевой заяц» Шопен или Изыскатель (без имени).
Маленький оркестрик (под управлением Любви) только мешает им существовать, а безумцам – или просто тем, кто живет по иному, нежели они – вообще не место в мире, где во главе угла стоят исключительно звон монет до шелест банкнот…
Нет. Так, как живет эта компания из новообразованного «Банка Парижских Недр» – жить неправильно, и это надо разрушить. Пусть в  Шайо, под небом Парижа, и дальше играют музыканты (пусть даже растерявшие большую часть своей песенки), и сверкающие кольца жонглера улетают в небеса, и полицейский отдает пуговицу с мундира для изящной туфельки Орели…

…И вот с таким замечательным настроением мы ушли на антракт…

А вот второе действие…
К сожалению, я не видела, как игрался спектакль на старой фоменковской сцене – а игрался он там, по воспоминаниям, на двух разных площадках…

Так вот: как изящное парижское кафе сменилось декорацией ржавого подвала, так и действие начало разбалтываться и размазываться, уходить в невнятные длинноты, не обязательные диалоги и монологи…
Ну, вот хотя бы суд над мусорщиком (он же – псевдомиллионер). Долго-долго, со сбивающимся ритмом, непонятными паузами, неоправданными реакциями… Уже все понятно и скучно – а сцена еще и до середины не докатилась.
Да, много актуального. Зачем? ИМХО, театр интересен той актуальностью, что возникает «из миража, из ничего», и зритель удивлен: «да это ж про меня, про нас про всех»… а не когда ему эту актуальность, словно лапшу, вешают на уши…

Так что, к сожалению, едва ли не единственная сцена 2 действия, которая захвалила, закружила и увлекла за собой – это когда вспомнилась-«проявилась» песенка… ну, может быть, еще – когда Безумные, и с ними посудомойка Ирма, закружились в легком танце.
И еще – когда сошли к героям невесомые тени… вот только не хватило мне среди них тени собачки – ну, хотя бы легким тявканьем пусть бы она проявилась…

Tags: Мастерская Фоменко, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments