bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Тополя и ветер. Сатирикон. 26.10.14.

Это тот спектакль, который я смотрю с прогонов, и, конечно, видела его много раз.
Почему? Потому что после его просмотра всегда легче жить и дышать.
Ибо — если эти больные старики (как их, в общем-то, не совсем верно называют в аннотациях - «шизофреник, эпилептик и хромой») могут и хотят мечтать и действовать — то мне просто грех сидеть, стонать и наглухо штукатурить мозги, дабы ни одна новая мысль в них не проникла.
Совершив ПОДВИГ, а просто-напросто встав утром с постели — сквозь боль во всем теле и непонимание организмом того, зачем надо встраиваться в еще один день, Густав, Рене и Фернан начинают ЖИТЬ.
Я уже многократно писала, что именно попавший в богадельню Густав стал тем двигателем, который раскрутил проржавевшие тела и души товарищей.
Двадцать пять (!!!) лет в богадельне — и только сейчас Рене обнаружил, что существует не только «теплый овощной супчик и — баиньки», не только шарканье по террасе и самодеятельные развлекушки от сестры Мадлен... Оказывается, всего в нескольких шагах — милый городок, и школа для девочек, и юные воспитательницы... Ах, если бы он прошел через кладбище раньше — может, осчастливил бы какую-то «розу, похожую на лилию», а она осчастливила бы его...
И Фернан — может, его припадки не становились бы «все чаще», если бы возникла радость ожидания... хоть чего-то, что сделает утренний «подвиг» осмысленным.
Впрочем, и Густав много получил от действий в «команде». Замкнутый и угрюмый, «пришпиленный» своей болезнью к ограниченному пространству, он с каждым днем, словно цветок, больше и больше открывает свою душу...
А кто сказал, что душа может цвести только в юности? Цветению души (как и любви) все возрасты покорны... нужна только подходящая почва.
Почему Густав ставит перед товарищами сложные, почти нерешаемые задачи? Потому что «пикник» с ломтями болонской колбасы — это лишь малая разновидность обыденности. В нем нет романтики, приключения, преодоления трудностей, радости победы... ощущения ЭПОСА в нем нет.
Реализация задуманного в данном случае даст меньше, чем просто мысли о Французском Индокитае, лаосках или лаотянках, кхмерских храмах немыслимой красоты...
«Незвозможно? Невозможно! А мы — попробуем!» (с)
Они ведь — эти старики — и правда могут сейчас совсем мало, старые тела не позволяют раззудиться плечу, размахнуться руке... Но думать, придумывать, изобретать — это они могут! Какая радость от новизны: бинокль. Или — легкие и теплые одеяла. Или — ведение дневника, которому можно доверить всё...
Они снова живы и будут жить, чтобы через три дня, на рассвете... КАК ТОГДА.
По их жизни теперь расставлены «вешки», которые позволят (или пусть даже не позволят) уйти из богадельни, но не дадут возможности уйти из жизни, «не докурив последней папиросы».
И еще: если захотеть и поверить — очень-очень-очень! - то и самое невозможное воплотится в жизнь: и бронзовая собака, так похожая на живого зверя, двинется с места, и даже мраморные «девчонки» расправят «крылья», чтобы рвануть за стаей перелетных птиц в небеса.
Tags: Денис Суханов, Сатирикон, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments