bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Гаргантюа и Пантагрюэль. Театр Наций. 14.10.14.

Вчера сходила на спектакль в третий раз.
Не могу сказать, что эта постановка Константина Богомолова меня безусловно и стопроцентно устраивает, но… есть в ней очень многое, что притягивает, заставляя думать. А уж смешные моменты, которые вдруг переходят в тихую грусть… Все-таки очень немного режиссеров, которые умеют вот так выплетать паутину спектакля из ниточек смеха и слез, куда накрепко попадает часть зрителей (и я в том числе)… ну, а другая часть «пролетает», да еще с каким свистом!

Вчера повезло не только со спектаклем (играла Дарья Мороз, которая, имхо, лучше второй актрисы). Повезло и со зрителями вокруг.
Порадовало, что зал практически не пустеет после антракта – ну, уходит кто-то, спектакль «нелинейный», и не все к такому подготовлены.
К тому же есть те, кто ханжит: мол, сделайте мне красиво, как всегда делают в Большом театре, а если не сделаете – так я и смотреть не буду про естественное (хотя совсем не стыдное, а скорее смешное).
Но – на место ушедшего в середине действия дяденьки после антракта села дама, которая зацепилась языками в беседе с соседкой – про спектакли Богомолова, творчество Рабле… было чертовски приятно, не встревая, вслушиваться. Жаль, антракт кончился – чувствую, они бы и до Бахтина с его «смеховой культурой» дошли.

Как Рабле написал свои книги без оглядки на затыкающих носы и уши ханжей, так сделал и Богомолов, при этом актуализировав произведение, написанное в 16 веке, «прикрутив» его к веку нынешнему.
Особый мой личный респект (что связано с конкретными пересечениями моей судьбы и фрагментов спектакля) за Орехово-Борисово (в котором родился и вырос Панург), источник № 17 в Ессентуках (и оч.жаль, что в перечислении мест отсутствуют Карловы Вары – увидев тамошний Вржидло, я ассоциативно сильно веселилась) и Ивана Сергеевича Тургенева (при этом происхождение Гомера и Дебюсси меня не слишком сильно заинтересовало).
Еще благодарность – за перевод с фонарского языка стихотворения про тучку золотую, ночевавшую на груди утеса-великана. Возможно, замечательной актриса Розе Хайруллиной мало той малости, что она делает в этом спектакле – но я в восторге и от этого, в общем-то, точечного удовольствия.

Мне кажется, что Богомолов так строит свои спектакли, что иные зрители похожи бывают на слепцов, описывающих слона после ощупывания фрагмента животного: у одного слон похож на колонну, у другого – на шланг, у третьего – на змею.
Но это же не весь слон!
И тем, у кого хватает желания прозреть, видят «слона» не фрагментарно, а – во всей его мощи и красоте.

Тема естественной нестыдности, которой режиссер подразнил зрителей (эй, ханжи – а вам и веселую дымящуюся какашку под нос!) – это как бы разгон спектакля.
Уже в первой части есть главное… и меня удивляет, как это молодой еще режиссер так ясно видит угасание человеков, так верно говорит о нем – и о неизбежности трагического финала жизни.

Угасают глаза, тускнеет ум, трагически сужаются чувства. И в памяти – только как какал когда-то (потому что сейчас и это получается с трудом), а в перспективе – находка лучшего материала для подтирания после испражнения…

Чертовски это печально.
Хорошо, хоть сын не осудит за безразмерно длинный разговор о естественно-нестыдном. Может быть, потому, что помнит отцовский ответ на одно из его писем – романтичный ответ о капитанах, что, бунт обнаружив, из-за пояса рвут пистолет…
Да, отец тоже был молодым, и тоже нес прекрасную чушь, и с Наташкой бегал по двору…
И путешествовал по фантастическим местам – реальным или придуманным. И влюблялся в Булонском лесу в падающих под ноги женщин и разных там Тамар…

Всё было. И всё прошло.
И хорошо, что еще есть в памяти – про то, как был влюблен когда-то в одноклассницу… и пусть время обкатало сказанные тогда слова, как море обкатывает гальку – но ведь это БЫЛО. Но – видно не судьба… видно не судьба…

И еще.
Оч.много важного было сказано там, на Фонарском острове – возможно, теми словами, смысла которых никто из нас не понял…
И вот этот глоток чистейшей воды – это же глоток данной нам жизни. И если глОтки наши не стали окончательно грубыми, способными ощутить только одно, мы можем придумать для своей жизни-воды любой вкус. Фантастический. Грубый. Ярко выраженный. Нежный. Щекочущий не только горло, но и всего тебя. Отравляющий. Воскрешающий.

Может быть, не все еще великаны умерли? Может, кто-то из нас и есть – великан, способный не только свою жизнь прожить громко и мощно, но и жизни других перевернуть.
В лучшую сторону.
И тогда уйдут и Тьма, и Тоска.

Фантазирую.
А пока – я немного всплакнула, когда в конце первого действия со сцены уходил Панург, обняв за плечи свою Память. И в конце, когда великанья страна, рожденная когда-то фантастической ягодой «кизиль», вдруг взяла, да и оборотилась «маленькой страной»… там, за горами, за лесами… где она, где она?..


Фото: Сергей Петров
Tags: Константин Богомолов, Театр Наций, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments