bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Борис Годунов. Реж. К.Богомолов. Ленком. 08.09.14. Премьера.

Среди прочих людей с узнаваемыми лицами на вчерашней премьере была Алла Демидова.
Я вспомнила, что она играла… точнее, КАК она играла когда-то Марину Мнишек в «Годунове» на Таганке. Это было приятное воспоминание, и раз уж все равно «бессонница моя меня томила»,  я полночи вспоминала тот спектакль, поставленный еще в 80-х Юрием Любимовым; прекрасный был спектакль – сильный, яркий, с прекрасными актерскими работами и не менее прекрасной массовкой…
И вот так я вспоминала-вспоминала таганский спектакль, а потом подумала: чего-то я не в ту сторону… ведь всего несколько часов назад мне был представлен новый «Борис Годунов» - вроде бы тоже ярко-фантазийный и с прекрасными актерскими работами. И, как на Таганке, с действием, происходящим в условные времена в не до конца конкретно обозначенном месте.
Ну, значит, вчера недополучила я чего-то: то ли той яркости и фантазии, то ли актерской энергетики, то ли материала для размышлений.

Хотя спектакль-то хороший!
В таком, знаете ли, типичном для Богомолова полупровокационном духе, когда  из классического текста вдруг проглядывают хитрющие лисьи ушки-глазки актуального и современного.
Чуть изменена интонация – и мгновенно меняются смыслы.
Вот – хотя бы самое начало пьесы, диалог:

- …Как думаешь, чем кончится тревога?

- Чем кончится? Узнать не мудрено:
Народ еще повоет да поплачет,
Борис еще поморщится немного,
Что пьяница пред чаркою вина,
И наконец по милости своей
Принять венец смиренно согласится;
А там - а там он будет нами править
По-прежнему.


По пьесе это – беседа Шуйского и Воротынского, которые «наряжены город ведать».
Это же – типичная беседа в телестудии. Вопросы задает длинноногая ведущая, отвечает гость – эмигрант Пушкин (Гаврила).

Собственно говоря, вся пьеса Александра Сергеевича (как, впрочем, и вся классика) абсолютно актуальна и полностью отвечает на любой из животрепещущих вопросов.
В общем, этой актуализацией – где в лоб, а где тонким намеком – спектакль Богомолова и интересен.
Вот только… ну, слишком много того, что в лоб, а для тех, кто не понимает (или кому понимать не интересно) – так еще многократно. На экранах Сталин, Березовский, президентский кортеж на пустых московских улицах, "Пусси" с "Богородица не велит"… не слишком ли банальные картинки для спектакля Богомолова?

Или, например, многократно повторяемое, что народ – тупое быдло. Меня совершенно не раздражает это утверждение: народ разный, и тупого быдла достаточно… Раздражает, что еще при втором повторе подумалось: это банальная и грубая режиссерская провокация. Закричал кто-то однажды из зала Богомолову, мол - халтура, а он не обиделся (как я на быдло), а начал тиражировать прием. В «Гаргантюа и Пантагрюэле» понадобился целый вставной номер, чтобы одна из героинь (Тамара) громко обругала увиденное халтурой… в «Годунове» из зала громко крякала обидные слова «подсадная утка», которую, видимо, пристрелили (выстрелы были, но подробностей я не знаю: с балкона, откуда смотрела 1 действие, прекрасно видна сцена, но не зал).
Ну, не знаю… в случае в Тамарой это было ассоциативно и забавно; вчера же… скучно жить на белом свете, господа, если талантливый режиссер… м-да, всё же обиделся тогда – и теперь мелко мстит, делая свою постоянную месть все более примитивной.

Или – прекрасна сцена пикничка, на котором государственная верхушка напивается и жарит шашлычки под выступление ВИА  (да-да, не стоит прогибаться под изменчивый мир – он прогнется под нас по любому), а потом пьяно жалуется на неблагодарность подданных и исповедуется: «И рад бежать – да некуда»…
Или – совещание на самом верху на тему: что делать с Самозванцем? Длинный-длинный монолог Патриарха с пересказом давней истории слепого пастуха, прозревшего на могилке царевича Димитрия… Такой длинный, что как только все не уснули к его финалу… а дело то так и не решили. Потому что вышел еще один, с уже краткой речью… вот сказанную им глупость и услышали.
Вот это все хорошо.

А эпизод в боярских палатах, где часы били полночь так долго, что наступило утро… ну да, типичная для Богомолова сцена-провокация, и в проносимых гробах (таких же бесконечных, как бой часов) что-то наверняка есть, чего я не заметила…
И тут дело не в безразмерности сцены, а в том, что энергетика, которая прямо в пик вошла при начале меееееедленных боярских танцев, к концу сцены упала ниже нуля. И даже не слишком интересно было, что там дальше произойдет.

А вот такой же безразмерно длинный и почти безинтонационный монолог – завещание Бориса/А.Збруев сыну (он записывает его на диктофон) – так я тут даже дышать забыла, и только волосы на затылке шевелились – кажется, их приподнимало волной идущей со сцены энергетики.

К актерским работам нареканий практически нет. Если где-то что-то топорщится – оно со временем обомнется.
Богомолов привел с собой свою команду: Игоря Миркурбанова, Виктора Вержбицкого, Павла Чинарева и Олега Соколова (который – пусть будет благодарен режиссеру за выбор и себе за талантливую игру в ГиП – сразу радостно опознается, как «какашка»).
Прекрасно играют и актеры Ленкома: Александр Збруев, Иван Агапов, Александр Сирин,  Дмитрий Гизбрехт…

Мария Миронова, играющая Марину Мнишек, вообще великолепна – хороши сцены с этой польской девой, особенно когда она взаимодействует с Димитрием-Самозванцем (И.Миркурбанов). А уж когда с участием «толмача»… Замечательно вписано в сцену его участие, и замечательно бесится Самозванец при переводе слов, которые он понял в противоположном смысле.

Что касается игры Миркурбанова…Как всегда – хорош и точен в каждом жесте, каждой интонации. Только… не слишком просто это – обращать его в приблатненного урку?
В самом начале, в монастыре, где Пимен пишет летопись свою татуировками на спинах сокамерников, это хорошо… Но слишком долго и слишком однокрасочно для ТАКОГО артиста… даже жаль, что на изменения ему оставлено совсем немало сцен.
Впрочем, сцен красивых хватает: вот он, покинув Марину на полуслове (и – антракт), сидит потом на берегу польской Вислы, в которой плавают «польские рыбы»… КАК сидит! Одно это его безмолвное сидение – это уже половина плюсов, которые я ставлю спектаклю! И потом – когда он открывается Марине…и снова закрывается от нее… Превосходно!
А еще лучше – фраза, которую я ждала и за которую боялась (вдруг испортят?): «Кровь русская, о Курбский, потечет». Да – это было практически безупречно.

И еще для тех, кто ждет информации… Вот она: Миркурбанов-Самозванец ПОЁТ. Правда, только одну песню… Поет, как всегда, прекрасно… но нет от песни этой того ошеломляющего впечатления, как, скажем, от «Я люблю тебя, жизнь» или «Ты скажи мне, как мужик мужику»…
Но хорошо, конечно, поет. И этого момента (во втором действии) стоит ждать. И стоит ему радоваться.

Много еще можно бы написать… И напишу, когда пойду спектакль пересматривать… хотя, скорее всего, не сразу.
Но напоследок  вот что скажу.
Спектакль-то ведь неплохой. И сыграна вчера премьера была при полном зале, с обилием букетов.
Вот только… не были вчерашние финальные аплодисменты премьерными, когда овации – нарастающим шквалом, и обалдевшие от восторга зрителя кричат «браво!» обалдевшим актерам, до красноты отбивая ладони.
Ну так… похлопали какое-то время и разошлись…


А может, это ленкомовский зал (я имею в виду и публику и само помещение) не захотел принять постановку…
Посмотрим, что будет с ней дальше. Если, конечно, она в Ленкоме приживется…


Фото: Галина Фесенко
Tags: Игорь Миркурбанов, Константин Богомолов, Ленком, премьера, режиссер, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments