bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

ШУТЫ ШЕКСПИРОВЫ. Спектакль Камы Гинкаса в пространстве Сергея Бархина. МТЮЗ. 4.04.12. Прогон

У этого удивительного спектакля на вчерашний, «прогонный» день был один недостаток: в нем пока видны швы.
Не всегда: иной раз полотнище стыкуется к полотнищу очень славно. Но иногда – сборит и морщит…
Это не страшно: к тому времени, когда я выберусь на «Шутов» вторично (выберусь всенепременно, и скорее всего, перед окончанием сезона), стараниями артистов и премьерной публики действие отутюжат так, что я самой себе в будущем своем просмотре завидую… Шикарный спектакль будет; тем более, в нем уже сейчас, при прогоне «найдется, чем утюг нагреть» (с).



Итак, как известно, весь мир театр, и люди в нем актеры и каждый не одну играет роль… Дальше Шекспир разворачивает эту фразу, поясняя ее… ну, и каждый из нас добавляет в перечисление что-то свое, близкое. Мы мним себя героями, королями, умниками и умницами… ну, на худой конец прибедняемся, представая в своих и, как нам думается, чужих глазах – мучениками.
Но многие ли из нас мнят себя дураками, шутами – шекспировыми, или просто «ваньками» без роду и племени?..
Э, нет… на дурацкую роль мы не согласны, но, тем не менее…

Вчера поймала себя на мысли: вот сцена обольщения Ричардом леди Анны – над трупом мужа, кстати (похороны и похоть не разнесены во времени) – неужели это всерьёз? Это же парная клоунада, когда рыжий клоун (Ричард), и так, и сяк вертясь вокруг печального белого шута (Анна), набором гэгов, реприз, неожиданных афоризмов и т.п. одерживает замечательную клоунскую победу (впору бы откланяться, сорвав аплодисменты).

А любая из бесед Лира с Шутом? Можно перемешать вора и судью (поди разбери, кто есть кто), можно и Лира перемешать в «дураком отвязным» - чьи речи и действия тогда покажутся более умными? «Дуй ветер, дуй!» - это что, Лир выкрикивает совершенно всерьез? Его монологи – это признак трагического безумия? А может, сие есть набор шутовских реприз?

А могильщики? Как они своими дурацкими речами обрядили в дурака мудреца Гамлета?

А Ромео с Джульеттой? «Губами шевелит, а слов не слышно»… это и для «над вымыслом слезами обольюсь», и одновременно – для молодёжной комедии.


Да уж… весь мир – театр. Этакое представление с шутами. Когда, пошутив, можно словом превратить веселого и беззаботного человека – в инвалида… Когда, смеясь, можно проститься со своим прошлым, навсегда вычеркнув из него близкого когда-то человека.
Когда ты не можешь остановиться, всё смеешься, смеешься, смеешься – и не замечаешь, что перед бедой уже открыты ворота.

Хороший спектакль. Он – для «подумать».
Я, кстати, вот еще о чем: не слишком ли Гинкас хорошего мнения о нынешнем зрителе своего театра? Смогут ли те, кто в зале, понять, что романтическая история влюбленных Джульетты и Ромео уже закончилась, и та перебранка молодых людей («иди в монастырь», «я в жизни ничего вам не дарил») – это уже совсем другая история, Гамлета и Офелии…
Или не надо этого понимать…
Это - как Пушкина можно оборвать в любом месте любой строки и начать новое стихотворение: строчки свяжутся воедино без узелка… так и шекспировские истории – это одна единая сеть, в которой бьются и Анна с Ричардом, и Просперо с Калибаном, и Лир с Бедным Томом… Сеть затягивается – и правда, уже не разобрать, кто в ней есть кто… и есть ли там правые и виноватые…

Спектакль очень резок, громок, ярок. Он романтичен – и в то же время откровенно, выпукло, вульгарно груб. Не хочешь внимать высокой поэзии – смейся, надрывая животик, над самыми низкими жанрами.
Или музыку слушай – превосходная подборка; и даже «живой» саксофон.

Что до актеров – МТЮЗ снова становится для меня СВОИМ театром, в котором начинаешь узнавать всех и радоваться их появлению на сцене… вычленяя все-таки самых-самых любимых.

Игорь Балалаев. Ричард. Он же – Макбет. Он же – Калибан.
Как не понять леди Анну, когда вот он – маленький, сгорбленный, всеми обиженный и битый, со слезами на глазах, как у бездомной собаки… и вот он через секунду – с расправленными плечами, улыбкой в уголках красивого рта, гибкий, сильный, гордый…
Как тут не пожалеть. Как тут не ахнуть восхищенно.

Удивительный Игорь Ясулович – Лир.

Очаровательная Т. Рыбинец – Джульетта и Офелия… Одна светится изнутри счастьем… вторая – милая девочка в белом платьице и смешных тапочках, что мечется среди равнодушных черных фигур с дохлыми воронами в руках… мечется, и все не может понять – куда в мгновение исчезло даже не счастье ее… а просто – ее жизнь.

Хороший Полоний – С.Лавыгин. Он же – в постоянном замечательном парном конферансе с А.Дубровским…

Дополнительный «респект и уважуха» И.Шляга в роли «перманентного покойника».

Что-то (кто-то) – и «не очень»… но тут посмотрим, что будет дальше.
И еще… ох… ну, почему хорошие режиссеры хороших театров не всегда интересуются тем, что делают их коллеги?
Если бы интересовались – не сделал бы Рыжаков светомузыкальную нарезку из Пушкина, на 2/3 повторив то, что за несколько лет до него уже «до полной гибели всерьез» поставил Левитин.
И – МТЮЗовский Глостер не бросался бы с обрыва, словно бы грубо пародируя аналогичную сатириконовскую сцену спектакля…

Хотя… а может, так это и надо.
Говорят же, что трагедия может и повториться во второй раз. Только уже в виде фарса.
Вот такого – с шутами, с ярким цирковым шоу, сквозь которое в полной черноте – не видя, не замечая - идет слепой Глостер.



Фото: Е.Лапина, сайт МТЮЗ



Tags: МТЮЗ, спектакль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment