bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Борис Годунов. Коляда-театр (Екатеринбург). Гастроли на сцене Центра на Страстном

Матрешки. Да-да, Соборная площадь, вся заполненная безмолвствующими матрешками.  Не только площадь, но и - Москва, и - Новгород, и – Астрахань, и - пермские дремучие леса, и - Сибирь…Даже тот, кто может двигаться и говорить – он все равно матрешка, в чрево которой можно затолкать кусок пищи (и это хорошо). А можно ее – обухом топора по затылку (и это плохо – но все равно не выведет деревянную куклу из молчания).
Впрочем, иногда матрешки вдруг превращаются в Петрушек – говорливых и псевдодеятельных… в этакую петрушечную массу, которая может все снести на своем пути. Вот так и сносит – совершенно не понимая, что действует и говорит не она сама, а кукловоды…
 

И как же тяжко среди матрешек и петрушек человеку с душой и талантом!
Пожалуй что не тяжело, а – невозможно. Ибо, с одной стороны, хочешь – не хочешь, а приходится под матрешек подстраиваться, вместе с ними примитивным забавам «радоваться», да медведя пинать…
А с другой… как ни подстраивайся, а все равно чужим останешься… все равно убьют-уничтожат тебя, до этого прогнав через все муки человеческой (не матрешечной) совести.
 
…Еще в самой первой сцене, когда выходит народ с хоругвями да с чашами (коих звон «рифмуется» с дребезжащим звуком надтреснувших церковных колоколов)… в той самой первой сцене, когда побегут вдруг по кругу ЧЕЛОВОЛКИ без лиц, с острыми ушками на серых головах, когда обухи топоров будут сменяться в руках – вилами, а те – молочными бидонами…
…тогда, в той толпе только у одного человека будет видно лицо с глазами страдающими…
 
Борис Годунов. Актер Олег Ягодин.
 
Спектакли театра Коляды могут претендовать на премию «Синхронное плавание» - здесь все до единого работают так дружно, так вдохновенно, словно он каждого конкретного актера зависит успех не просто спектакля – жизни…
Но… как ни крути, на сцену все равно выходят они… и выходит ОН.
Актер уровня – можно даже не играть… Достаточно – просто молча войти…
…и искривится пространство.
(Именно так – в финале, когда завернутое в саван тело Бориса лежит посреди сцены с обращенным к Богу спокойным лицом… ведь совершенно неважно, что рядом безмолвствуют матрешки и кукловоды пытаются управлять петрушечным стадом… Да-да, неважно… куда важнее был вой Ксении и Феодора над умирающим отцом и потом – вот это светлое неподвижное лицо)…
 
 
Спектакли Николая Коляды – они особенные, ибо нет какого-то определенного правила, по которому они бы были сделаны.
Тут как бы перемешано все возможное: системы Станиславского и Брехта, цирковые гэги и антрепризная необязательность, яркий и грубый мазок малярной кисти и тончайшая акварель…
Для меня главное в этих спектаклях – это их неистовая энергетика, которая бьет наотмашь – аж больно иногда становится… это то самое, что может пройти для кого-то незамеченным… а то и обидным… а для меня эти постановки  (пусть не целиком, фрагментами) – то, что поворачивает глаза зрачками в душу…
Сногсшибательно и обалденно.
(Но пишется о постановках, вот – в частности – о «Годунове» так же дискретно, как и выглядят спектакли…)
 
 
Сцена спектакля, которая не понравилась: диалог Шуйского и Пушкина… длинно, однообразно, увы, предсказуемо.
 
Что понравилось.
Сцена у фонтана – просто потому, что очень энергетичная. Злая такая – на пределе, когда и правда еще чуть, и нож – в спину. Вот такая любовь…
 
Но особенно - то, как репетирует Борис тронную речь: «ты, отче-патриарх»… Проба, проба, еще проба… смена интонации, жеста, позы…и финал – когда речь уже произнесена, и в тишине раздается тяжелый царский бас, выпевающий из оперы – «достиг я высшей власти» (честное слово, несколько секунд была уверена, что поет сам Ягодин).
И еще: то, как дети Годунова на авансцене пытаются собрать из матрешечных обломков целые фигурки. Долго-долго. Тщательно. И в тот момент, когда на подносе уже вырисовывается нечто,  похожее пусть на игрушечных, но человеков – одно движение руки проходящего (протанцовывающего) мимо человека – и всё снова уходит в обломки.
Да, и еще: дети Годунова, одев головные уборы, единственные не превращаются в человолков (или, если хотите, волколаков). Они – маленькая обезьянка и «лыцарь» (и такими и останутся)...
 
 
Ну, и напоследок…
Если бы судьба сделала меня режиссером, я бы поставила спектакль, объединив в нем «Бориса Годунова» и «Ричарда III» (ибо сюжеты обретения власти в произведениях в чем-то пересекаются). И центральной бы сделала сцену воцарения двух заглавных героев…
 
Во вчерашнем спектакле мысль была в чем-то «считана»: не случайно же на сцене появился… горбатый герой. Впрочем, горб Бориса был намеренно муляжный, демонстративно фальшивый (трактовать образ можно, но не хочется – пусть будет: ну, вот захотелось ТАК режиссеру!).
А вот это считывается: если «царь» любит теннис, то он мгновенно становится «национальной игрой». Так и здесь: коли царь горбат, то мгновенно всю страну (от вельмож до нищего слепца) сгибает дугой…
 
В общем, вот – как-то так.
И напоследок. Еще раз и с восторженной интонацией произнесу фамилию Ягодин.
Смотрите спектакли Коляды, даже если они и не совсем вам по сердцу.
Потому что в них играет этот потрясающий актер.


Subscribe

  • Борис. Спектакль Д.Крымова в Музее Москвы. 12.10.2019.

    Зрители, заплатившие немалые деньги за место в зале, и потом уходящие посреди действия, мне кажется, делают одну из двух (или обе сразу) ошибки.…

  • Прага - 2019.

    Если в следующей жизни мне не суждено будет оказаться в волшебном максфраевском городе Ехо (Вильнюс на замену не предлагать), я попрошу у судьбы…

  • Сочи. Май-2019.

    Идея поехать в Сочи возникла у моей молодёжи. Было просчитано, что между праздниками ехать будет гораздо дешевле; погода в мае на юге прекрасная (в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment