bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Безотцовщина. Театр Сфера. 12.07.14. Прогон.

Я уже как то писала о своей «всеядности» - впрочем, совмещенной с избирательностью театральных походов.
Например, в Саду Эрмитаж три театра на небольшой площади. Так вот один из них – Эрмитаж – наилюбимейший, знаемый по  репертуару, актерам, композиторам, драматургам… и даже по театральному закулисью. В два же других хороших театра  – Новая опера и Сфера – дорожки мною практически не протоптаны.
Вот и вчера: в Сферу попала всего лишь во второй раз, при этом Камерную сцену осваивала впервые.

«Безотцовщина», она же «Пьеса без названия», она же – «Платонов».
Не самая совершенная чеховская пьеса с массой действующих лиц… Так что – выбирают обычно только определенные сюжетные линии, и ставят спектакли, очень сильно друг от друга отличающиеся – и по посылу, и по количеству действующих лиц, и по их взаимоотношению героев друг с другом.

В данном случае режиссер Владимир Смирнов сочинил свою собственную сценическую версию, дав ей подзаголовок: «24 эпизода до, после и вместо любви».
Все правильно: получились именно эпизоды (впрочем, любая из жизней человеческих именно из отдельных эпизодов и состоит). И можно из этих эпизодов-паззлов сложить цельную картинку, а можно и рассматривать каждый из них, как отдельно взятую картинку, конечно, впрямую связанную с другими 23-мя, но и саму по себе самоценную.

Тут еще дело в том, что Смирнов – ученик Женовача, то есть, ставя спектакль, он не рисует яркими красками глобальное полотно спектакля. Он, скорее «миниатюрист», и прорисовывает тонкой режиссерской кисточкой мельчайшие, но оч.важные для него подробности: прищуренность глаза, мокрые после дождя волосы (и сам дождь в дверном проеме), надкушенный огурец на вилке, слезу на щеке, внезапно прерванный «искренний» смех.
Вот только я подумала, что ярко покрашенные губы Саши в сцене, где она говорит о болезни Коли – не к месту совершенно… как она тут же тыльной стороной руки их размазала. И стало понятно, что как раз стопроцентно к месту было это яркое пятно: да, сын заболел – но ведь и муж в то же время уходит к другой: надо заманить, привлечь…но – ах, Бог бы с ним, какая уж тут краска в эту минуту…

Вот такое – сначала вроде бы неясное, тут и там разбросано по спектаклю.
Выносят ящики, оголяя пространство… почему? И лишь следующей сценой: имение продано, всё теперь «не наше»…

Или – в самом начале – шесть человек молча стоят-лежат-сидят… почему-то маются в бездельи и тишине. А это, оказывается, ожидание приглашения в другую комнату, к обеду: попробуй-ка заговори, еще прослушаешь, как позовут… да и о чем говорить, когда есть хочется.

Самое замечательное: во 2 действии четыре раза четыре разных человека, одинаково высвеченные ослепительно белым, одинаково поднимали пистолеты к виску… Почему? Да просто жизнь, которой они живут – горестная, но еще больше - «никакая», и то ли есть она, то ли нет… неважно. Но ни один из них курок не спустил.
Потому что – жить хочется. Даже вот так – скучно и бездарно, но – хочется.

Что до актеров… в общем, мне было предложено (а я отказалась) вручить букет тому, кто понравится. Понравились, в общем, все. Но больше всего – А.Смиранин (Платонов) и Е. Давыдова-Тонгур (служанка Катя).
Но если бы я таки взяла букет, то получил бы его С.Рудзевич (Сергей Войницев), потому что, даже не по Сфере, знаю его давно, и оч.уважаю, как хорошего актера. Впрочем, потенциально «мой» букет он и получил, хоть и не от меня.

Tags: прогон, спектакль, театр, театр Сфера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments