bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Все мы прекрасные люди. Театр им.Ленсовета/С-Петербург. 11.06.14.

Обычно я пишу о просмотренных спектаклях сразу – мне не столько нужны раздумья и выводы, сколько хочется зафиксировать картинку и одновременно выплеснуть эмоции. Если «сразу» не получается – фиксирую что-то вкратце, тезисно…
Но этот раз и написать получается только через неделю, и набросков я не сделала… Посему, сегодня скорее всего получится написать не всё, что написалось бы в ином случае. Возможны неточности: за неделю столько всего произошло, что наверняка какие-то эмоции «замыло».

Спектакль этот – типично бутусовский – хоть и ставился он вначале другим режиссером, а режиссерские методы главрежа Ленсовета победили.
То есть – это опять энергетические провалы и всплески, смысловые «поездки по ярмаркам да по святым местам», неожиданные трактовки обычных сцен, игра актеров на разрыв, вневременные костюмы и декорации…

Одновременно всё зашифровано не слишком сложным, при желании, легко считываемым шифром.
В «Трех сестрах», Бутусов монолог Тузенбаха превратил в эпиграф, поставил его этаким центральным стержнем, и начал наматывать на него сцену за сценой.
Так и в этом спектакле. Заменив название «Месяц в деревне» на «Все мы прекрасные люди» (наверняка это – не ради изящества), режиссер дал нам знать: ЭТО самое главное, ЭТО – центр, а уж от него лучами расходится все остальное.

Но при этом – согласитесь, сказать про себя, мол, все МЫ прекрасные – это все равно, что влюбиться в собственное прекрасное изображение в воде. Как-то странно…

И я пойду от финала. Вот они, прекрасные люди, все в белом и изящном, сидят за столом с белоснежной скатертью и пьют чай. Рядом – извазюканный мальчишка с сачком, которого с руки кормят вкусненьким…
«Все мы прекрасные люди».
Что это – абсолютная уверенность в соответствии фразы действительности, или некая медитация, чтобы изгнать из души и мыслей ту грязь, что там копилась?

Хорошие люди…
А Верочка вынужденно ушла из дому, замуж за первого встречного – ибо здесь оставаться нельзя. И кажется мне, что ее будущий муж – отнюдь не «во!» (и большой палец вверх), как утверждает этот страшный доктор Шпигельский.

И Беляев, у которого сюртук новый, он же – единственный, из этого прекрасного дома бежит… пусть в безденежье, только подальше от сжигающей все вокруг, но не нужной ему, страсти и ревности.

И Ракитин тоже бежит – от непонятной ситуации, от любви-не любви.

И Коля (вдруг резко повзрослевший) только что тащил на себе до полусмерти вымученного, истерически воспламененного отца.

Только что всё падало и превращалось в хлам...

Вот так: прекрасные люди. И «белое» чаепитие рядом с исковерканным, так и не взлетевшим в небо воздушным змеем…
А рядом мы в зале – тоже «прекрасные», нежные, безгрешные, незлобливые, белые, пушистые… белая моль, короче.
Кстати, не случайно ведь актеры выходят на сцену их зала, как бы на мгновение сливаясь с нами.
***

Играют прекрасно – все. Играют то, что заложено автором плюс его сколько-то, потому что это «сколько-то» заложено режиссером. Играют, не жалея себя (и зрителя тоже)– иногда просто на разрыв души и тела.

Обычно выделяют Анну Ковальчук в роли Натальи Петровны – и правда хороша. Но ведь и все остальные не хуже, и играют «командой», подхватывая и удерживая общую энергетику на очень высоком уровне.
В спектакле абсолютная условность действия вдруг оборачивается сценой, просто классически поставленной, с ритмом, темпом, ударениями и проч. – совершенно «по системе Станиславского». Это – на несколько минут, и снова действие ныряет в авангард… Но все это – ЕДИНОЕ действие.
При этом – есть моменты откровенно «ударные», например, финал 1 действия, когда Наталья Петровна, надев изящнейшие туфли и пальто, вдруг опускается в наполненную водой ванну… и – брызги подсвеченной воды во все стороны.
Потрясающе! Но… я сразу вспомнила секундный, но так много значащий удар по воде Банко… а еще по-хозяйски вздохнула: смерть костюму…

Поэтому больше понравилось другое… Я могу ошибиться, ибо сидела хоть и не далеко, но и не вплотную к сцене…
Кажется, то черное, в чем «плавает и ныряет» героиня – это семечки? Их же потом даже грызут…
Если семечки, то в плюс к эффектности сцены, она очень злая: каждый из проходящих мимо мужчин «подливает» немного из вёдер и шаек…и даже невнятный Шааф добавляет малую жменю в общее количество…
В общем – этакое «мои девочки ходят в соплях: я теперь свои семечки сею на чужих Елисейских полях» (с).
М-да… только ли двоих любит героиня? А может, в этой деревне так принято – ну, как у слуг, Матвея и Кати? Прибежал, бросил «семечек» - и дальше, по своим делам?..

Ну, и музыка. Как всегда у Бутусова, ее много, и она включается в действие непредсказуемо, но совершенно без зазора: иного вроде бы и не может тут быть.
Шуберт, Айги, Шнитке, Битлз, Нирвана, Таривердиев, МакSим… далее по списку.

В общем, хороший спектакль.
Жаль, идет в другом городе, и на то, что я его посмотрю повторно, надежды мало.
А то бы посмотрела…


Фото: Юлия Кудряшова
Tags: Питер, Юрий Бутусов, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments