bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Гаргантюа и Пантагрюэль. Театр Наций. 15.06.14.

Очень жалею о том, что в моей театральной копилке есть не все постановки Константина Богомолова. Но очень рада тому, что в ней есть даже самые ранние его работы.
Позволяю себе пропускать показ его новых спектаклей – особенно тех, что поставлены не в Москве, ибо помимо режиссуры меня интересует и то, как «команда Богомолова» (многих в ней люблю) воплощает его замысел. Но в то же время – пропускаю совсем немногое, ибо его работы не только радуют возможностью изящно окультуриться в театре, но и заставляют недоумевать, думать, спорить.

Последние спектакли Богомолова напоминают мне набоковские «нетки»: это некоторое нагромождение иной раз странного, которое может даже показаться «просто дрянью». Но если правильно настроить зеркало своего зрительского восприятия – в нем отразится интересная и очень изящная картина.

«ГиП» смотрю во второй раз, ибо с первого не насмотрелась (не насмотрелась и со второго – при случае пойду еще). Это – «сочинение Константина Богомолова по роману Франсуа Рабле в переводе Николая Любимова с привлечением стихов Джона Донна в переводе Георгия Кружкова».
Именно – сочинение, вольный пересказ и трактовка отдельных глав, милых авторско-режиссерскому сердцу. Если что-то в постановку не вошло (а я читала сегодня и зрительскую, и профессиональную рецензию, в которых указывалось: «не то это вовсе, не тот и не так») – так дополните увиденное текстом из книги – предпочтительно полного издания, а не адаптированной для детей версии.

Это история про то, что КАЖДОМУ – будь ты обычный человек, гениальная знаменитость или (как у Рабле) Великан Великаныч -  суждено родиться, прожить определенную жизнь, в которую войдет беззаботное детство, шальная юность, взросление, старение и обязательный печальный финал.
Рождение и смерть от нас практически не зависят, а вот все остальное…
Захочешь – просидишь с Тоской на диване, поглощая еду с питием и выбирая «подтирку» для зада оптимальной мягкости. Захочешь – обретешь Друга, с которым пустишься в немыслимые путешествия… и уйдет Тьма, и уйдет Тоска; и если с реальными приключениями не выходит, то можно их просто придумать - а заодно силой фантазии придать обычной воде вкус изысканнейших вин.

Придуманные или реальные – не все из приключений окажутся забавными, иной раз такая гадость встретится… а что вы думаете: мне никогда на театре не попадались «Непоказанные места»?.. да сколько угодно – возьмите за пример добрую треть антреприз - вот, оно и будет. Но – разные Тамары обычно сими зрелищами не возмущаются, они им радуются – а Богомолов это все лишь чуток углУбил.

Но если ты готов придумать историю каждой колбасы или пудинга, то и в банальном  бутылочном «Trink» сможешь услышать Божественное откровение, а в юношескую историю о горячечном влечении к девочке из параллельного класса вплетутся ноты и фразы из Эпохи Высокого Возрождения.

И если прожить жизнь интересную, то старость, в которой воспоминанием станут не только замороженные «я люблю тебя», но даже и восторг «как мы какали!», можно пережить с минимальными потерями.
И напоследок передать тебя любящим виртуальное свое тело, на котором можно будет играть исцеляющие мелодии. Или веер, цена которому, как вещи, три копейки – зато истории про него на миллион.

Да, финал этот неизбежный…и определенно грустный.  Потому что, когда умирают и великаны, и самые обычные люди – вместе в ними в ничто уходит целый мир, реальный и придуманный.
Но если те, кому ты дорог, захотят прислушаться, они услышат самую главную твою фразу, к ним обращенную. И эта фраза будет: «Я люблю тебя».

Tags: Константин Богомолов, Театр Наций, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments