bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Небесные странники. Ленком. 06.05.14.

Спектакль хотела посмотреть по рекомендации подруги-театралки, видевший его на премьере. Вот - добралась…

Ленком вообще не слишком милосерден к интеллигентным зрителям со средним доходом. Стоимость хороших билетов там неподъемна, а билеты подешевле… их мало, да и не настолько они «подешевле», при этом с половины из недорогих мест что-то видно только стоя… и не слышно практически ничего.
Но вот вчера повезло: совпала скидка и моя готовность сказать «ЭХ!», да и потратить на театр немалую для себя сумму.

В общем – спектакль хорош. Но не могу сказать, что он привел меня в совершенный зрительский восторг. Ибо показался не добротно сделанной работой, к которой ни убавить, ни прибавить, а неким странным наброском:  кое-где даже тонкие тени проработаны… а рядом – какой-то почти нелепый и несвоевременный обрыв карандашной линии.
Впрочем, набросок сей сделан Мастером (ставил спектакль Марк Захаров), а мАстерская почеркушка стОит много дороже, нежели жирно-яркое полотно самовлюбленного маляра.

«Небесные странники» объединили в себе «Птиц» древнегреческого драматурга Аристофана и несколько рассказов Чехова, перемешанных так основательно, что Дымов из «Попрыгуньи» не оборотился Ковриным из «Черного монаха», а так и остался с прежней фамилией…

Наверняка, сейчас я пойду по диагонали к задумке режиссера. Но ведь зрительская задача состоит не в том, чтобы угадать, что же там задумано-заложено, а попытаться, конечно, немного разобраться… но и добавить к увиденному «да это ж про меня, про нас про всех».

Вот, фрагмент «Птиц», вошедший в спектакль.
Царь Удод, узнав, что у этой компании афинян хватило ума и смелости уйти из нелюбимого города аж к этому страшному-непонятному краю света, дарует им невидимые крылья…. Теперь они могу летать не только сквозь пространство, но и через время.
Ну, что ж: каждый из людей, способных шагнуть с протоптанной многими ногами тропы в Неизвестное – может получить крылья. И – взлететь.
(Впрочем, с тропы не сходящие тоже «крылаты»: им судьба – стоять драными чучелами на пыльных комодах).

Но ведь птицы – это не только полет в высоком небе.
Это и гуано, разъедающее мрамор дворцов и монументов. И – синицы, которые часто воруют пшеницу (в огромных количествах). И – кукушата, уничтожающие «родное» птичье потомство. И – стервятники на поле боя. И – несущие смерть и ужас птицы у Хичкока.

При этом питающийся падалью и живущий много-много лет ворон считает себя много умнее орла, распластавшего огромные крылья в поднебесье – ведь его век так короток…

И вообще – птицы, чье радостное беззаботное пение и блестящие черные глазки вначале восхищают и радуют, чей полет и тебя зовет ввысь – могут смертельно надоесть и бездумным бесконечным чириканием, и тем, что вместо полета они лишь перескакивают с ветки на ветку…

А может быть и так: ты вдруг поймешь: принимаемое среди пестрого птичьего метельшения за недвижимый камень – это гордый орел с размахом крыльев на полнеба. Поймешь. Но – не поздно ли придет к тебе это понимание?

***
Про спектакль.

Очень технически четко отрабатываются все «птичьи» сцены: кажется, и правда стая птиц то синхронно поворачивается, то перемещается резко и неожиданно, нисколько не мешая друг другу…
В больших ролях – Александра Захарова (Ольга Ивановна), Александр Балуев (Дымов), Виктор Раков (Рябовский), Иван Агапов (Чикильдяев).
Очень неожиданен Дмитрий Гизбрехт в роли Черного монаха.
Порадовала Анна Якунина (когда-то она прекрасно играла в Сатириконе, но…) – жена Рябовского.
И совершенно превосходная, обворожительно-нежная Алиса Сапегина в роли Тани Песоцкой…

Можно расписаться на полромана, рассказывая, как переплетены в спектакле сюжетные линии и персонажи рассказов Чехова…

Но я только об одном: о взаимоотношениях Творцов и Фанатов…
Так это печально в постановке… и очень зло…
По-фанатски бросить всё, шорами закрыться от настоящей жизни и только прислушиваться восторженно к птичьему чириканью «властителей дум» - даже если там всего лишь серый воробьиный талант в наличии имеется…
Быть униженной, раздетой до исподнего, остаться с пустым кошельком и ободранной душой… и не сметь разлюбить – кого? – того, кто и малой любви недостоин…

Господи… какая же чепуха вылезает на жизненный первый план.
И как печально, что настоящее, истинное остается где-то на периферии зрения, или совсем исчезает при добровольном надевании на глаза шор…

Tags: Ленком, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments