bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Портрет. РАМТ. 11.02.14

Почему мы, театральные фанаты, часто раз за разом ходим на один и тот же спектакль?
А потому, что мы знаем (пусть интуитивно), где в каждой из любимых постановок находятся пики энергетических волн; знаем, когда надо открыть кингстоны души, чтобы наполнить ее энергией до краев.

С РАМТовским «Портретом» всё немного по-иному.
Энергетика в нем мощнейшая, но – слава исполнителям, и в первую очередь Евгению Редько - непредсказуемая совершенно. Открываешься – вот сейчас… сейчас… и получаешь таки мощнейший удар… но только совсем не тот, не оттуда и не тогда, когда ожидаешь.
Это как удары током – сильные и даже иногда болезненные, но отнюдь не вредные: организм таким образом очищается, и душевные раны затягиваются…

Наше, даже очень предано-фанатское восприятие «Портрета» зависит от того, с нужной ли стороны ударит этот энергетический шквал: иной после спектакля, показавшегося одним блестящим, другие кривят губы – мол, «не взяло»… и всё тут.
И со мною такое бывало (и не только на «Портрете»).
Но вчера… по крайней мере, по моему личному скромному мнению - спектакль был именно что блестящий. Это было словно невидимый - родниковый, холодный и сверкающий поток, в который монах, отец художника Б., опускает руку, дабы смыть с лица остатки скверны, в коей замарался не со зла, а по сложившимся обстоятельствам…

Кстати, я неоднократно видела спектакли самого разного уровня по первой части «Портрета». История художника Чарткова – она сама по себе поярче, позвонче – в общем, посценичней, нежели история написания зловещего портрета… Но (а иначе Гоголь не объединил бы их в единое произведение) первая часть без второй как бы теряет логику. Ибо – да, Чартков наказан безумием и смертью…то есть, по сути, пойдя на поводу у изображенного на картине Демона, он попал в ад… Но это не спасение души, о которой (мы знаем) постоянно задумывался Гоголь.
Невольно, но страшно согрешив, душу свою спас отец художника Б. – монастырским покаянием и тем, что написал образ столь прекрасный, что…
…тут я самого Гоголя процитирую: «Вся братья поверглась на колена пред новым образом, и умиленный настоятель произнес: "Нет, нельзя человеку с помощью одного человеческого искусства произвести такую картину: святая, высшая сила водила твоею кистью, и благословенье небес почило на труде твоем".

Конечно, пропавший со стены портрет ростовщика ставит в конце произведения печальное многоточие: по чьим-то рукам еще пройдет это страшное полотно, сколько душ загубит… и у всех ли будет возможность и силы, дабы омыть смердящие руки в святом источнике…

Но в спектакле последние фразы гоголевской повести даны как бы скорописью. Потому что без них не обойтись… но они как бы промежуток между главным – заветом отца-художника сыну-художнику и прекрасной музыкой, которая спектакль завершает.

Да, и еще… Вчера и в первой части спектакля словно бы плеснул водой святой источник. Это сцена, когда Чартков разглядывает картину «усовершенствовавшегося в Италии» художника. Обычно это – потрясение и зарождающаяся серая зависть… вчера же – лицо Чарткова было совершенно по-детски восторженным, удивленным и светлым… Прекрасное лицо у него было. Светящееся и очень молодое.

Впрочем, Евгений Редько – он всегда такой. Светящийся и очень молодой.
***
Кстати: готова объявить РАМТовский портрет исцеляющим от многих хворей.
Опять же – энергетика «виновата».
Это эдакия магия, сплетенная из прекрасного текста, удивительных режиссуры и сценографии, актерского таланта и волшебной музыки – за которую низкий поклон ансамблю «Эрмитаж» и лично – немыслимого таланта гобоисту Алексею Уткину.


Фото с сайта РАМТ
Tags: Евгений Редько, РАМТ, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments