bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Мертвые души. Гоголь-Центр. 30.01.14

Подруга, с которой ходили вчера на спектакль, сказала, что эту прибалтийскую постановку Кирилла Серебренникова она уже видела, когда несколько лет назад ее привозили в Москву.
Ну, вот и понятненько, почему этот, в общем-то неплохой спектакль, был всего лишь неплохим, не поднявшись даже до уровня спектакля хорошего.
Написанная Гоголем поэма изобразила нам традиционные черты русского характера (безудержная удаль, деловитость, скряжничество… и т.п.) не в среднестатистическом виде. В выборке писателя черты индивидуумов получились гораздо более яркими и насыщенными, чем в реальной жизни.
Перевод произведения в сценическое пространство еще ярче окрасил и сгустил их (такое – и в спектакле Коляда-театра, и вот – в Гоголь-центре).
А уж если это анилиново-яркое, «выпаренное» до наигустейшего концентрата действие играют иностранцы, которым, что ни соври про людей другой национальности – поверят (лишь бы соврали красиво и хоть самую чуточку правдоподобно)… Вот тут происходящее на сцене - самое фантастическое, самое нереальное - проходит «на ура» и превращается в естественное (с театрально-игральным надетом).

Российские же актеры понимают, что играть им приходится «то, чего на белом свете вообче не может быть», они не слишком верят тому, что делают на сцене, и временами играют разболтанно и необязательно… а оттого и спектакль выглядит именно так – необязательно и разболтанно.

И еще: в принципе, мне нравится то, что делает в театре и с театром Кирилл Серебренников… но… слышала я как-то от хорошего режиссера (и склонна ему верить), что задача постановщика – на души, даже не тени душ персонажей, которые уже присутствуют на сцене, НАДЕТЬ исполнителя так, чтобы актер и герой слились в единое целое, с единой душой. Тогда и спектакль получится хороший.
В данном же случае (я, конечно, всего лишь зритель и могу ошибаться) актеры и персонажи находились совсем рядом… но всё-таки полностью не совпадали. А потому «картинка» получалась не особо четкая – как это бывает в полиграфии, когда одна из красок «съезжает». Зрительской фантазией можно было обеспечить чёткость… но трудно это, устаешь – словно делаешь трудную необязательную работу (другой ее должен был сделать! а я – только насладиться результатом!).

В данном случае – этот римейк спектакля был явно придуман и заточен на Чичикова/Одина Байрона. Который и актер хороший, и – до сих пор! – птица на российских подмостках экзотическая. Именно его глаза и видели бы всё в этом преувеличенном, суперярком свете, в коем всё искажается… и глаза слезятся, так что не до подробностей – лишь бы хоть что-то зрением ухватить..
И понятен был бы финал: сколь не хитри, не придумывай умные схемы и комбинации, а, как говорится, русские «прусака» всё одно насмерть обмишурят.
(Семен Штейнберг играет Чичикова хорошо… но всё равно это запасной, упрощенный вариант, увы).

Байрон играл вчера Манилова – и тут, кстати, был очень хорош и логичен. Этакий обрусевший иностранец, который одной ногой уже стоит в России, а второй… по-прежнему приветствует свою высокоразвитую «заграницу-Ниццу-пиццу». Этакий белый павлин на просторах немытой России – и жена-то у него похожа на экзотического длинноногого бородатого фламинго… Ну, спроси его (а кого ж еще, как не иностранца спросить): «Как нам обустроить Россию?» - тут же ответит: «Мост построить. А по берегам – лавочки для торговли». Все правильно. Только У НИХ там – ну, в том месте, которое приветствуется второй ногой – так и надо обустраиваться. А у нас-то – сперва надо хоть какие-то дороги построить, да дураков повывести…

Кстати, очень хорошо (и тоже из-за того, что немного по-нерусски) сделан финал. Это когда о Руси – великой и непонятной – говорит-поет Евгений Сангаджиев… боюсь ошибиться с национальностью… но только вряд ли у него мама-папа стопроцентными русаками были.

В общем, стоит ли смотреть этот спектакль с безразмерно затянутым прологом и красивым финалом?
Можно посмотреть. А можно – и не смотреть.
Смотреть – уповая на то, что увидишь в роли Чичикова Байрона (к сожалению, администраторы в Гоголь-центре составы, словно Кибальчиш Военную Тайну, не выдают).
И еще – в спектакле замечательный, очень точный Алексей Девотченко в роли Плюшкина.
И Илья Коврижных, играющий ты самую «фламингообразную» Манилову, а в комплекте – зятя Мижуева.
Ну, а уж как прекрасен Никита Кукушкин, особенно когда он выходит к микрофону Дамой приятной… это вообще фантастика.

Tags: Гоголь-Центр, премьера, спектакль, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments