bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Чайка. Сатирикон. 19.01.14

Высказываю свое сугубо личное мнение: сатириконовская «Чайка» - это самый безупречный из ныне идущих спектаклей Юрия Бутусова.
Потому что на дикую, торнадообразную энергетику спектакля, составленную из сочетания буйной режиссерской фантазии, актерской игры «до полной гибели, всерьез» и неожиданного, но идеально подходящего действию музыкального фона, наложен классический текст пьесы Антона Павловича Чехова. Текст, который уж кто-кто, а театралы знают хорошо и ход которого в спектакле не нарушен. Всё, как автор написал: 4 действия с тремя антрактами и «Константин Гаврилович застрелился» последней фразой.
Я вчера откровенно наслаждалась спектаклем, тем паче, что сидела на практически идеальном 15 месте 1 ряда: то есть Тригорин, прощаясь с Ниной в конце 3 действия, сидел как раз напротив меня… по сути, прощаясь и с Заречной… и со мной (вот слез-то пролилось всеми нами «тремями»!).

Вчера подумала, что надо сделать над собой усилие, сесть подальше и обязательно с блокнотом.
Зачем? Стенографировать.
Что? А все действие.
***
Потому что… ну, вот хотя бы в монологе Тригорина столько раз меняется настроение, а вместе с ним и выражение лица (глаз!) и жесты, и скорость произнесения слов… А я вот подумала: что, если разъять алгеброй гармонию и попытаться определить, из каких компонентов (весьма неожиданных порой) состоит это ЧУДО.
***
Ну, вот как: случайная это мелочь или оч.важно, не знаю – в сцене прощания остающихся с уезжающими Аркадиной-Тригориным, Маша – с безжизненно серым лицом и диким отчаянием в глазах – правой рукой прижимает к себе рубашку Треплева с размытыми пятнами крови… но левой – она мертвой хваткой держится за рубашку Медведенко, будущего нелюбимого мужа…
***
Или – обратила внимание, что сцена, когда Нина играет монолог из сцены Треплева, как бы составлена из плоских рядов, которые, только нарочно настроив зрение, можно перевести в объем. Вот смотрите: задник-декорация с черным вязом и множественными рыбами в озере (1), Нина и «спецэффекты» в виде Медведенко с подносом (2), ряд смотрящих спектакль (3), 4 – это первый ряд, не случайно перемешанный с рядом 3… наконец, невидимый «25 кадр»: Костя, руководящий действием оттуда, сзади.
Ровные ряды, которые по диагонали перечеркивают сначала Треплев, а потом - пожар в исполнении Юрия Бутусова…
***
И – такое же плоско-параллельное построение сцены-диалога Сорина и Аркадиной (УЖО): беседующие брат и сестра в первом ряду, за ними – белые планшеты с оранжевой прерывистой «кардиограммой», позади – танцующие тени…. И только (опять) Бутусов – «вот тебе и театр» с черной дырой на месте сердца – нарушает эту параллельную идиллию.
***
…Сумасшедший рок-монолог Бутусова – «не придет она!» (а я обожаю, когда музыка и голос звучат с громкостью, близкой к срыву барабанных перепонок), кружение двух «Маш», летящий в сторону микрофон… и вдруг тишайшая сцена с Сориным («это мне постлано?»). Постинсультно передвигающий ноги Тригорин – и следом взрыв праздника - приезд «мамы» - с охапкой бордовых роз, яркими шариками и подарочными коробками… а потом издевательское (вспомните сцену в начале – «я ее сын!») поглаживание «малыша» по голове… такое же издевательское, как не разрезанные страницы в журнале, одинокая карамелька в огромной коробке или – «уууууу» - игрушечный парусничек.
***
Многократное «не читал»: Треплев (в отличие от Нины) «не читал» рассказы Тригорина (а откуда же тогда знание о тени от мельничного колеса и горлышке разбитой бутылки?); Тригорин не читает Треплева («даже не разрезал»); да и матери «всё некогда» ознакомиться с тем, что пишет сын…
***
«Гамлетовская» книжка, обернувшаяся пивной кружкой, так часто опрокидываемой, что кромка набила на носу кровавый шрамик… Кружка-то пивная… вот только в ней плещется что-то бело-прозрачное – и вода ли это?
И еще: томик Чехова, из которого ВДРУГ читают текст Мопассана…
***
«Сладкие сливы на дорожку» - дважды, при этом в первый раз они оказываются мандаринами, вот втором – яблоками.
***
Традиционное ожидание: что подарит Шамраев Заречной? На этот раз был столовский поднос с первым-вторым и компотом (и черный хлебушек нарезан). Просто так, для смеха – или это отклик на роль Агриппины Стекловой в фильме «Корабль»?
***
Опять не посчитала, сколько фуэта крутит Суханов-Тригорин. Если не ошибаюсь – полтора в начале и еще одно в конце…
***

Вот так – ничего не написано, сплошное бла-бла.
Но говорю же: просто сидела и наслаждалась.


Фото: Виктор Дмитриев
Tags: "Чайка", Денис Суханов, Марина Дровосекова, Сатирикон, Юрий Бутусов, спектакль, театр, фотография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments