bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Участь Электры. РАМТ. 28.11.13

Вот интересно: меня совершенно не смущает то, что «трехчастевка» «Берега утопии» идет в РАМТ аж 10 часов. Ходила на спектакль, хожу и буду ходить. Потому что, хоть и устаю немного, но получаю от постановки такой кайф… надолго потом приятного «послевкусия» хватает.

«Трехчастевка» же «Электры» ( у Юджина О'Нила трилогия называется «Траур Электре к лицу»), спрессованная всего-то до трех часов сценического времени, вызывает у меня интерес только как «окультуриться», то есть посмотреть в одном из любимых театров спектакль с участием одного из любимых актеров. Не более.
Возможно, дело тут именно в спресованности действия. В «Береге» каждого героя успеваешь хорошо узнать (характер, привычки, любимые словечки, достоинства и недостатки…) и полюбить. В «Электре» же каждый персонаж появляется на сцене на короткие минуты; практически любой – лишь шестеренка, благодаря которой работает механизм действия… а к шестеренкам особенно не присматриваешься – движение есть, и ладно.

Первое действие спектакля вообще проскакивает так, словно это схематичное «содержание предыдущих серий». Слова и движения пролетают со скоростью падающей звезды – никак не успеваешь загадать желание… ну, хотя бы желание о том, чтобы полюбить хоть кого-нибудь из находящихся на сцене.

Хотя… Нет, неправда. Вот выходит на сцену садовник Сет – и его выделяешь и запоминаешь… может быть, из-за неторопливости и обстоятельности этого неглавного персонажа, может быть, оттого, что Олег Зима наделил его «лица необщим выраженьем».
Или – доктор Блейк, весело хихикающий над собственной сплетней: мол, вернувшийся с войны генерал Меннен умер от того, что после долгого воздержания по-мужски перетрудился… Крохотный эпизод, несколько слов – а какой интересный характер получился у Виктора Цымбала!
Все остальные – Борден, Хиллз, Смол, Максен… Если не знать РАМТовских актеров в лицо и по фамилиям, имена их в программке вряд ли «наденутся» на конкретных персонажей.

Я нарочно не называю главных персонажей… увы, именно из-за того, что при прекрасной актерской игре (а сидеть на 2 ряду и наблюдать за актерами близко – настоящее наслаждение)… так вот, при прекрасной актерской игре, их персонажей не успеваешь узнать, полюбить… ну, или возненавидеть.

Второе и третье действие для меня уже имеют привлекательные магниты. Во-первых, здесь как бы заканчивается пролог и начинается основное действие… А во-вторых, на сцене появляется Орин Мэннон (Евгений Редько), сын Эзры и Кристины, брат Лавинии… Упс… никого из этих родственников, кто-то из которых уже погиб в 1 действии, а кому-то предстоит умереть во втором, я не называла…ну, значит, так и должно быть.

Помню, после премьеры были нарекания: мол, сын Орин намного старше сценической мамы Кристины (Янина Соколовская). Но, как говорится, ну и что из этого? Во-первых, Евгений Редько – актер совсем без возраста, его почти мальчишкам веришь всегда… Во-вторых, что делать, если в шикарной труппе РАМТа, где есть актеры любых возрастов, обличий и амплуа, больше нет ИМЕННО ТАКОГО – умного, нервного, вечно бегущего куда-то по самому острию бритвы.

Чуть срывающийся баритон, прямая спина, быстрые движения… и вдруг мгновения обессиленного спокойствия, когда сын стоит у гроба отца (нелюбимого!) или опустив плечи, сидит у стены родного дома…
Орина выделяешь, ищешь на сцене глазами (и хочется, чтобы его там было больше).
Ибо практически все сцены с ним выигрышные.
Вот – прекрасная сцена, когда, после приезда Лавинии и Орина из дальних странствий, собрались родня, друзья, прислуга… и все перемешались в смехе и разговорах… и черный-черный дом, кажется, осветился солнечным светом… и страшная луна скрылась (стоп, о луне – позже)…
Вот – обед в огромном пустом доме, где за немыслимой длины столом собрались двое – последние из пока оставшихся в живых Мэннонов…
Вот – долгая пробежка брата и сестры через бесконечные двери – резкие голоса, нервные фразы…

Да, можно рассказывать о каждой сцене с участием Евгения Редько. Возможно, потому, что его герой – единственный живой человек в этом мертвом доме.
Доме, выстроенном на лжи и слезах.
Доме, который, кажется, живьем съедает своих хозяев.

Да, дом.
Еще один персонаж – главный! – в этом спектакле. Сценография Станислава Бенедиктова к этому спектаклю номинирована на «Золотую Маску» - и я от души желаю победы художнику.
Потрясающая конструкция на вращающемся круге – страшный черный дом с черными же, огромными семейными портретами… дом, постоянно меняющий свои очертания… дом, в котором и правда невозможно пробыть в одиночку даже час.
И немыслимая, вечно круглая луна над домом – огромное солнце преступников и вурдалаков. Луна, которая, кажется, навсегда расположилась над злым домом Мэннонов. Луна, на желтый свет которой хочется выть от страха и бессилия…

«Участь Электры» - это очень профессионально сделанный спектакль. Профессиональный по всем составляющим: сценография (бесподобная!), костюмы (потрясающие!), актерская игра (отличная), музыкальное оформление (запоминающееся), режиссура (наиточнейшая).
Но… что-то нарушено в структуре пьесы… То ли слов должно быть больше, то ли они – не те…
Не знаю. Но повтора действия не хочется. Вчерашний, второй – и то был лишним…

Уж извините, коли так у меня получается…


Фото с сайта РАМТ
Tags: Евгений Редько, РАМТ, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments