bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Чайка. Сатирикон. 17.11.13

Цитирую Виктора Рыжакова: «…на спектакли Юрия Бутусова сегодня идут, чтобы попасть в специальное магическое пространство, в котором может произойти важное событие. Но, конечно, если на те же спектакли придут случайные люди, желающие отдохнуть или просто развлечься, с ними, может, и ничего не произойдет».

Если подумать, мы живем во времени, когда режиссеры (не все, конечно, но – наиболее сильные из них) создают НОВЫЙ ТЕАТР. И большинство критиков (молчу уж про зрителей) никак не могут понять, что нынешние постановки – это не стандартные «коробочки» с четвертой стеной (или без оной), в которых двигаются и говорят персонажи… Постановки сегодняшнего дня скорее похожи на набоковские «нетки», которые вдруг отражаются в зеркале волшебной картиной… или – так и остаются набором случайных фрагментов, если зеркало неверно настроено или не так поставлено…

Иногда режиссер показывает нам вроде бы верное направление, типа: «Это про театр», вот мы «про театр» и смотрим… хотя отразиться в нас должно (и может) нечто совсем другое…
А иногда (как это происходит с бутусовскими «Отелло» или «Макбет. Кино») постановщик даже не намекает, как следует сложить этот паззл, вот и приходится нам из художественных фрагментов составлять целую, близкую для себя, картинку – уверена, что полученные нами результаты могут порядком удивить, а то и насмешить создателя.

Касательно «Чайки» мы вроде бы договорились: спектакль – про театр.
Договорились… забывая при этом, что театр – это весь мир, а мы в нем – актеры.

Не то, что главное, но и мелко-второстепенное в спектакле Юрия Бутусова нам не слишком ясно. И сами актеры, не выбиваясь из определенной схемы, вдруг изменением интонации сбивают наши построения…
И – сами мы, даже смотря один спектакль, не можем договорится… ну, хотя бы о том, талантлив или нет писатель Тригорин.

Нам иногда вроде бы подсказывают: сцена последнего объяснения Нины и Кости может выглядеть вот так…. и так… и так… Но – если Заречной/Стекловой в этих эпизодах дано аж два, совершенно разных появления, то Аркадина/Райкина и Сорин/Большов  этих финальных выходов лишены вообще.
Ну, хорошо: вся любовь Аркадиной – это не настоящее чувство, а всего лишь плохая актерская игра, потому и не получила она права на последнее слово и последнее желание… Но Сорин-то в чем провинился? Его сердцу, которое постоянно и искренно просит наслажденья,  почему-то не дали ни щепотки воли…

..В «Чайке» никто никого не читает (кроме книги Мопассана – вслух): Треплев не читал Тригорина, Тригорин не удосуживается даже разрезать страницы журнала, где напечатан рассказ Треплева (и тем не менее, за игрой в лото, критикует его творчество)… наконец, даже мать – актриса, не случайный человек в искусстве! – не находит минутки, чтобы пролистать то, что написал сын… Для Аркадиной Треплев – всего лишь «маленький писатель, когда ему не везет» (тем более, что и ее друг-беллетрист подтверждает: не то это вовсе, не тот и не та).

Где в этой «Чайке» настоящая жизнь, где настоящее искусство, а где подделка под то и другое? Что лучше вкладывается в схему жизни: «забытая» Тригориным трость или долгий поцелуй, которым он примиряется с Аркадиной?

Если спектакль живет столько времени, сколько он идет на сцене, а потом рассеивается, как дым – нужна ли память Шамраева, который из миража, из ничего, из сумасбродства вдруг достает воспоминание… и – пусть только для него одного! – вдруг возникает чей-то лик, и плоть, и страсть…
Может быть, стоит уничтожить все эти обрывочки-ошметочки, подобранные на сцене после спектакля и хранящиеся теперь вместе с воспоминаниями в закромах души, как ценнейшие бриллианты… вытереть досуха память о придуманном зрительском счастье, да и оборотиться Медведенко – человеком, хорошим, добрым и правильным… но таким скучным!

Вот так и у меня сегодня: обрывочки-ошметочки, легкие наметки воспоминаний о спектакле, который жил и умер вчера… и вернется к нам только в январе, как говорится, совсем иным человеком…

Кстати, вчера я поняла, что мы (вместе с обитателями имения Сориных) прослушали почти всю пьесу, написанную Костей Треплевым. Ведь Нина, игравшая в ней главную и единственную роль, уже через полчаса собиралась уехать… Прибавьте к тому времени, что звучал текст про людей, львов, Александра Македонского и противника-дьявола, беседы персонажей с выяснением отношений (от любви до ненависти)… вот эти полчаса без малого и получаются.

Так что мы не знаем только финала «чего-то декадентского»…
…как, по сути, до конца не знаем, про что же Юрием Николаевичем Бутусовым поставлен это спектакль…
Про театр и актеров…
Да, но – только ли об этом?
Tags: "Чайка", Денис Суханов, Марина Дровосекова, Сатирикон, Тимофей Трибунцев, Юрий Бутусов, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments