February 18th, 2013

яйцо

Фильм "Самоубийцы"

Я не слишком большой кинолюб и киноман.
А еще меньше я «киноманю» по современному отечественному кинематографу. Ибо практически всё, что я, по разным причинам (чаще всего это – участие в фильме кого-то из милых моему сердцу артистов) из этого, отечественного, видела – было откровенной мурой, после просмотра которой становилось мучительно больно за бесцельно потраченное время.

Collapse )
маскарад

Если бы не театр, никто бы не знал, что мы существовали! И наоборот!

Разговаривая с подругой о Сергее Епишеве, вспомнила, что он, вместе с режиссером Константином Богомоловым, уже много лет придумывает и проводит театральную премию «Гвоздь сезона».
Нашла в инет фрагменты 2011 года; оч.нравится тамошнее – и про РПЦ, и про «русский мат, бессмысленный и беспощадный»...
И вот вступительная часть, в которой Епишев читает очень любимое мною у Бродского:

Храм Мельпомены

Поднимается занавес: на сцене, увы, дуэль.
На секунданте -- коричневая шинель.
И кто-то падает в снег, говоря "Ужель".
Но никто не попадает в цель.
Она сидит у окна, завернувшись в шаль.
Пока существует взгляд, существует даль.
Всю комнату заполонил рояль.
Входит доктор и говорит: "Как жаль..."
Метель за окном похожа на вермишель.
Холодно, и задувает в щель.
Неподвижное тело. Неприбранная постель.
Она трясет его за плечи с криком: "Мишель! Мишель,
проснитесь! Прошло двести лет! Не столь
важно даже, что двести! Важно, что ваша роль
сыграна! Костюмы изгрызла моль!"
Мишель улыбается и, превозмогая боль,
рукою делает к публике, как бы прося взаймы:
"Если бы не театр, никто бы не знал, что мы
существовали! И наоборот!" Из тьмы
зала в ответ раздается сдержанное "хмы-хмы".

(март 1994)



Почему-то давно это стихотворение не вспоминала, хотя оч.его люблю… чуть не позабыла совсем… 

Да уж чего хорошего, коли любимое забыла? В любимом - вся душа...

 

Так что спасибо Епишеву (и Богомолову, конечно, тоже) за то, что вспомнилось…