bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Комната Джованни. Театр на Юго-Западе. 25.02.2012


Во первых строках своего письма поста хочу посоветовать фанатам (себе я этот совет уже дала и стараюсь следовать).
Так вот: а если попытаться сделать в ЛЮБИМОМ перерыв? Вот просто взять – да и отрезать на какое-то время возможность ходить в один и тот же театр, смотреть одни и те же спектакли, любоваться на одно и то же фотоизображение?
Я понимаю, что – сложно. Очень.
Ибо это уже сродни наркотической зависимости (и у меня так же, да!).
Но всё-таки… Если, сделав перерыв (достаточно большой), перетерпеть боль…

…а потом снова увидеть то, что тебе было дорого – когда-то…

Если, возвратясь, ты увидишь нечто поблекшее, скучное… в лучшем случае забавное – это так здорово, что ты заставил себя не тратить время на казавшуюся эффектной фальшивку, вовремя ушел в сторону.

Есть еще вариант…
Мне вот стало казаться, что, пересматривая одно и то же раз за разом, я как бы слизываю с тарелки спектакля оставшийся там с прошлого раза энергетический соус. В отзывах появляются фразы про то, что, дескать, вчера М. играл лучше, чем N., хоть тот сегодня и прихрамывал… «И я, КАК ВСЕГДА, поплакала на финальной сцене».

Чудо уступило место повседневности восприятия… какой ужас!

Нет, я не утверждаю, что предложенное – правильно. У каждого ведь по-своему.
Тем более, что некоторые просто не выдержат без энергетической подпитки…
Да и не послушает меня никто.
Ну, и ладно.


Я просто о том, что «Комната Джованни», спектакль, который я однозначно вношу в пятёрку моих личных театральных потрясений… и который я какое-то время назад уже начала смотреть вполглаза и оценивать «через губу», в субботу был мной просмотрен после очень большого (в год, примерно) перерыва.

И…
В общем, у меня было впечатление, что вчера на ЮЗ из меня просто вытащили душу, помяли её, потом сложили из нее оригами.. да и бросили сверху на моё практически бездыханное тело.
Невероятно.
И мне было наплевать на все оговорки и несостыковки, которые, возможно, были… или их и не было? Мне было наплевать на выяснение того, положительные персонажи передо мной на сцене или не слишком, верно ли они мыслят и поступают или их надо бичевать в рецензии…

Не было ничего, кроме обалденных потоков сверкающей энергии, которые еще и пересекались, усиливаясь… колоссальный эффект.


В принципе, эта странная история взаимных любовей-ненавистей-равнодуший могла бы допустить множество трактовок, ибо она как бы неуравновешенна, зачастую нелогична, поведение персонажей не укладывается в единый узор – чему, отчасти, способствуют и временнАя разорванность происходящего на сцене, и условность места, где всё это происходит…

Что сказать?..
Возможно (именно ВОЗМОЖНО, ибо ТОЧНО – не помню) я проплакала весь спектакль… Наверное, всё же не весь, ибо сквозь слезы сложновато смотреть…
С того места, где вчера сидела, «добивало» правое зеркало – перед которым рассматривает свое лицо (прыщик на щеке? царапина после бритья?) отец Дэвида, начиная разговор с сыном… Это то зеркало, в котором отразятся удивленные расширенные глаза Дэвида, когда под звон и грохот разбивающегося авто он полетит-покатится в свое недельное небытие. Это зеркало, взглянув в которое, начнет свой изломанный, свой прекрасный танец Джованни… в него же он будет смотреть, скрывая слёзы и уговаривая друга-любовника остаться…

Эта сцена – до и после последней клетки-постели – словно разговор человека, которого сжигает изнутри всесокрушающий огонь… разговор даже не с водой или со льдом – словно с несуществующим туманом, фантомом, болотным мороком… Это морок, который словно выстудил, опустошил душу танцора – почти физически чувствуешь, видишь, как вытекают из него силы и желание жить… Бросок на шест… падение… тоскливый уход… нет, уползание туда, где ждет его мэтр Гийом…

А позже – будто этот потерянный танцором огонь вдруг зажжется в американце – и уже он будет пытаться выжечь пространство и время, приблизиться к загубленному им же, несбывшемуся… к тому, что на самом деле было, оказывается, СЧАСТЬЕМ.
До которого - рукой подать, но которого так и не случилось у Дэвида. И у старины Жака – тоже не случалось…

Ну, а если перейти от эмоциональной философистики к реальности, то – Константин Курочкин просто молодец, герой и – хороший артист. На ЮЗ бывает всё… вот и в этом случае Курочкин заменил заболевшего Борисова… и, имхо, он сделал вчера максимум того, что было возможно.

Дэвид/Леушин. Помимо того, что потрясающе играет – он еще и удивительно молод в этой роли. Молодой и у-ди-ви-тель-но красивый, умный, гибкий и страстный юноша-барчук – да-да, «всё золото мира» у него ТАМ определенно есть – и он им гордится «на все сто» - как и своим умом гордится. Хорош он или плох? Уже сказала – не возьмусь судить… Он – ВОТ ТАКОЙ… и я понимаю дамочек, которым не поцелуй даже – а просто, будто невзначай, коснуться бы его обнаженной руки…

Как будто бы в противовес – антидэвидом – в спектакле Джованни/Матошин. Безумно талантлив, но словно «правой рукой – алмазы, левой – изумруды», он разбрасывает свой талант… дарит его направо-налево, как свободное место в комнате – его тёзке… а то и просто отбрасывает в сторону, как лишнюю вещь… Уходя в мгновенное отчаяние, он может остаться и без семьи, и без Бога, и… танцевать он может перестать – вот в чем беда… Колоссальная роль. И играется она – раз за разом – колоссально.

Хелла – великолепная Карина Дымонт. Девочка с характером, с сильным внутренним стержнем. Готовая ради любви «из себя, и то достать печенку». Изломанная жерновами случившегося, она найдет в себе силы уйти… но как она будет жить С ЭТИМ дальше. Сдастся? Ожесточится? Или всё-таки – вернет себе душевное равновесие – хотя бы через творчество? А почему нет: она же определенно талантлива..

Анджело сейчас играет Андрей Санников. И, знаете, это очень хороший Ангел, который умело скрывает за тонкой усмешкой – внимание к людям, а под пиджаком со стразами – крылья…
Ну, собственно говоря – мы же не ведаем, как выглядят наши Хранители… А почему бы – и не так…

Отец Дэвида – Ванин. Какой красивый… А как играет! Несколько появлений – и каждый раз РАЗНЫЙ. Вот он – язвительный, уверенный в том, что его слова – единственно верные, и кто не следует его заветам – тот, извините, дурак.
Вот он же – возле постели умирающего сына – в трогательной радости от его (фактически) воскрешения… с крупицами прежней строгости… в отчаянии от понимания будущего – того будущего, когда он, старый и больной, будет бояться умереть один в пустом доме…

А вот мэтра Гийома – такого, каким его играет Наумов – мне жаль в этом спектакле больше всего. Вот он-то не виноват, что настигла его вот такая Любовь – огромная, безответная… И – до чего же актер прекрасен – с этими своими розами… с веером…А улыбка и выражение глаз – вот уж воистину: последний отпрыск древнего рода… «и царская порода в нем видна».

Да-да, каждый из героев – это энергетическая линия высокого напряжения, и при их пересечении – ей-ей, пахнет озоном, как после удара молнии…

И, пусть маленькое добавление в эту энергетическую мощь – но ведь без него нельзя…
Как изящная рамка, весь вечер на сцене – посетители бара мэтра Гийома. И – нет-нет, да и отведешь в сторону взгляд от центральных персонажей, когда взвихрится красный лоскут платья Авиловой… или Тагиев изогнет кисть, складывая пальцы для щелчка.

И – тарантелла. Чудесная, потрясающая, немыслимая тарантелла, мощнейший энергетический центр спектакля – разве она может состояться без тех, кто там, позади на несколько секунд превратился в крестьян из деревушки на юге Италии, в которой все танцуют…
~
Tags: Алексей Матошин, Олег Леушин, ЮЗ, спектакль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments