bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Спектакль «Игра в жмурики». Реж. Андрей Житинкин. Видеоверсия 1996 года

Решение пересмотреть спектакль возникло после беседы с подругой о лишнем и необходимом в театре – в частности, об актуализации спектаклей за счет вкрапления в них «русского мата – бессмысленного и беспощадного» (с).

В этом контексте и вспомнилась постановка.
Спектакль, кстати, потрясающий - он и сейчас таковым смотрится, хоть и прошел весьма немалый срок с премьеры. Смотрится, правда, уже только на видео…
Правда, смотреть его не слишком-то рекомендую: в обоих имеющихся в инет вариантах проблемы со звуком. Он «плавает», а поскольку в пьесе Михаила Волохова главное –слово (даже матерное), это раздражает.

Надо сказать, что в настоящее время у постановки не было бы и малого шанса появиться; ну, или он был бы помечен не +18, а +118, дабы уж никто и никогда не имел права им наслаждаться.
В нем есть все, против чего борются поборники «правильного» образа жизни (значит, попутно они борются и против настоящего искусства): его герои пьют, курят, играют в карты, активно врут, воруют и даже убивают (как говорится, делают это в кадре и за кадром). К тому же в спектакле присутствует и гей-пропаганда.
Про мат я уже молчу: в пьесе есть фразы, в коих только союзы и предлоги являются НЕ-матерными (да что там: спектакль начинается с громко произнесенного одним из героев слова «пиздюк»).

И тем не менее, спектакль прекрасный. Я выбрала его видеоверсию с составом, который видела когда-то на сцене: Сергей Чонишвили и Олег Фомин.
Сначала – традиционное вступительное слово Житинкина, в коем он, в частности, просит тех, кто не сможет смириться с текстом, уйти в течение первых 15 минут – «потом всем легче будет».
«Легче» становится минут через 5: и уже плевать, на каком языке говорят Феликс и Аркадий… главное, что спектакль закручен так, что не то, что матерные слова не успеваешь в «биииип» отправлять – дышать некогда.

В постановке так много происходит… хотя, по сути, ничего не происходит. По аналогии с «Эмигрантами» Мрожека, два молодые человека – интеллигент и работяга – проживают сценическое время в замкнутом пространстве; только это не подвал, а подсобка больничного морга.
Пересказать то, о чем они говорят, практически невозможно, ибо происходящее похоже на кадейдоскоп: чуть сдвинул трубку – и перед тобой уже совсем иной рисунок, хоть и состоящий из тех же стекляшек…
КГБ, ЦРУ, дочки Аркадия, поэма Феликса, кенар в клетке… возвышение и унижение… дикая жадность, хамство, секунды человеческой доброты…убийства – реальные? придуманные?.. и наконец - нелепая смерть на наших глазах…
Всё бежит, летит и скачет – хоть сцена вся длинною в два шага
И непрерывный разговор двоих, друг друга ненавидящих вроде бы, но почему-то сошедшихся в одной ночной смене за разговором под коньяк и квашеную капусту из пищеблока…

Повторяю: я не рекомендую спектакль смотреть. И из-за неважного качества записи. И еще потому, что запись, возможно, так втянула меня вглубь (я даже про время забыла), ибо я видела ее на сцене… и тогда бешеная, живая актерская энергетика, помноженная на изломанную, но тоже бешеную энергетику текста, меня просто уничтожила…
И, посмотрев спектакль однократно, я тогда вписала его в отнюдь небольшой личный список «спектаклей навсегда».


…Да, и перед началом той «Игры в жмурики», что я смотрела когда-то в зале старой Таганки, был забавный момент, вошедший в число наших семейных преданий.
Я в тот вечер пошла к зав.реквизиторского цеха Таганки – надо было продлить разрешение на экспонатуру музейной выставки…
Девушка N., частенько пропадавшая у меня на работе, увязалась за мной. Сколько ей тогда было?.. Точно не знаю, но совсем немного: помню ее китайское платье с оборочками и большущие белые банты на хвостиках…
Девушка была оставлена в фойе – и, по возвращению, я застала ее в активной, явно серьезной и обоюдоинтересной беседе с высоким импозантным мужчиной…
Ну, а потом я, ничего не зная о спектакле, кроме того, что он настолько популярен, что хрен попадешь, а тут мы уже в театре… как-нибудь сядем… В общем, я предложила девушке N. его посмотреть – ну, и когда она от таких мероприятий отказывалась?
Удобно сели на ближнем ряду и увидели, что вышедший на сцену для представления спектакля Житинкин – никто иной, как недавний собеседник моей девушки…
Первые слова режиссера о том, что вначале надо немного потерпеть, и – детям нельзя это показывать… Тут он видит в зале белые банты над распахнутыми голубыми глазами, и дополняет фразу: «…детям нельзя это показывать, ну, может быть, за редким счастливым исключением. Надеюсь, спектакль Вам (легкий поклон в сторону N.) понравится".


Ну, а после моих эмоциональных вскриков - рекламный текст к видеофильму (автор неизвестен).

Тупоголовый добродушный хохол и интеллектуальный извращенец еврей, которые родились, чтобы жить и умереть в России, устраивают странный поединок с непредсказуемым финалом. Один придумывает, как чужими руками убрать своего нежного любовника, и хочет, и молит о новой мужской любви. Другой не играет в жмурики, потому что жмурики - это его жизнь. Морг спецклиники для сексотов и «гебистов» в самый пик застоя. Хохол Аркаша и жидяра Феликс затевают игру в жмурики. Поток матерщины, язык живой жизни мертвого времени. Люди - ходячие трупы, в которых сквозь страхи и комплексы совка едва пробиваются ростки свободы и страсти: убивать и любить, и трахаться так, как хочешь.



Tags: видеозапись, спектакль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments