bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Синее чудовище. Театр Сатирикон. 14.07.13

Я очень люблю сказки.
Хотя бы за то, что в них происходит «то, чего на белом свете вообще не может быть» - ну, например, добро побеждает зло.
Или (очень эффектно!) прекрасный принц, продравшись сквозь заросли векового терновника, смахивает столетнюю пыль с прекрасной принцессы и, не брезгуя, целует ее в хладные уста… После этого она встает живая-невредимая и они живут долго и счастливо… и совсем даже не умирают в один день: они вообще не умирают, потому что сказка уже кончилась.

«Синее чудовище» Гоцци – это тоже сказка. Фантастическая и прекрасная. В ней двух верных влюбленных разлучает рок в лице синего чудовища по имени Дзелу – и только день дан им на то, чтобы, пройдя сквозь беды и испытания, вновь соединиться… или погибнуть.

В сказке Гоцци перемешал всё, что можно перемешать, а в театре в этот коктейль еще добавили ингредиентов – благо, присутствие на сцене традиционных «масок» дозволяет импровизацию.
Здесь может оказаться негр, нанятый на службу китайским принцем в Грузии.
Или – брат и сестра из Венеции, которые не виделись 20 лет, встретятся в тот момент, когда брат отправляет на съедение страшной гидре девственницу… вот как оаз-таки сестру.
Здесь, в китайском городе Нанкин вовсю курсируют поезда метро и проплывают гондолы под мостом Риальто, транспортирующие не только прекрасных синьоров и синьорит, но и мандарины с баклажанами на рынок…

Да. Сказка.
Я очень люблю начало второго действия, когда черноликий Труффальдино призывает свет луны в воды канала и начинает колдовать над его бликами – увеличивает, передвигает, множит, окрашивает в самые фантастические цвета (и последний – алый блик, полыхающий пожаром… это АХ! – как красиво).

И вообще во втором действии «Чудовища» много чего замечательного. Я не говорю, что в первом этого мало… но как-то заговорилось про эти фантазийные лунные блики...
К тому же именно во втором – знаменитое «синхронное плавание» четырех Масок – сцена, по своей положительной мощной энергетике близкая к танцу Аким Акимыча в «Доходном месте».

А еще в этом действии – сногсшибательный рассказ Панталоне о произошедшем во дворце царя Фанфура: «А Ахмет – ааааааа! А Гулинди – ааааааа! А Фанфур – ааааааа! И они все вместе – ААААААААА!!!!!!»

И здесь же – рассказ негритенка про злую силу ревности: мол, дядька его полюбил белую и увез по месту службы на остров…
Вот тут Бригелла напряженно ассоциирует историю с уже когда-то слышанным… и зал ассоциирует – в общей массе включая хохот на финале рассказа: «А дело-то уж к вечеру было…. Вот приходит дядька домой и спрашивает, мол, молились ли ты на ночь?..»

И еще во втором действии – немыслимая, фантастическая механическая Гидра – ох, как же здорово придумано – начиная от скрипа софитов над головами зрителей!...

А – очень красивая смерть злой и коварной царицы Гулинди, когда, мертвая, она повисает вниз головой под самыми колосниками на красной ленте!..

А – предфинальная сцена, когда мысль о том, как спасти возлюбленную, приходит Таэру в голову буквально в тот момент, когда над ней заносится топор палача… Хотя решение буквально на поверхности лежало, не случайно ведь многократно, раз за разом повторялась фраза: «Пускай умрет, но пол скрывает свой» (Дардане переодета мужчиной – из-за этого и множество ее проблем).
И потом, когда Дардане, рыдая, тянет через решетки руки к умирающему синему демону – еще не зная, что вот сейчас случится чудо – и под синей шкурой страшилища окажется он: её любимый, её единственный, её Таэр…

Ну и, конечно, фантастически красивый, яркий, веселый – и одновременно до слез трогательный финал, с возникшей вдруг «из миража, из ничего» вечерней Венецией в тумане… И – праздник под потрясающую музыку с дождем из золотых конфетти…

Да. Финал у спектакля, конечно, протрясающий.
Но я скажу про свою любимую сцену. Она почти в середине, и как-то проскакивает… ибо много чего происходит, и происходит стремительно.
Это – когда в темнице, за час до восхода солнца (то есть – до своей непременной смерти) заколдованный Таэр в последний раз молит Дардане о любви.
Да, у него изменен облик. И голос. И каждое движенье – чудовищное…
Но вот он касается губ возлюбленной своими губами, и…
…тут мы, начитанные сказками, понимаем, что только поцелуй может творить чудеса, и вот сейчас она…
…Дардане и правда долго-долго смотрит ему в глаза, удивляясь и недоумевая… Но в этот момент чуда не произойдет и поцелуй не станет волшебным: девушка вновь накинется на чудовище с проклятиями. И снова станет непонятно: сможет ли эта история иметь счастливый финал?

Сможет. Финал у спектакля, как я уже написала, фантастически красивый и немного грустный, когда, в сужающемся луче света, уходя в темноту, нам будут прощально махать забавные Маски.

И мы помашем им в ответ: до свидания, до нового театрального сезона!



Tags: Сатирикон, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments