bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Category:

Добрый человек из Сезуана. Театр им. Пушкина. 18.05.13

Точно знаю, что на два полюбившихся мне и требующих пересмотра московских спектакля входных и льготных билетов нет (точнее – практически нет; кто хочет – тот всегда найдет). Это «Идеальный муж» в МХТ и «Добрый человек из Сезуана» в Театре Пушкина. Очень рада за своих любимых режиссеров: и бутусовские, и богомоловские постановки достойны того, чтобы билеты на них были дефицитом.
Ну, а я, во второй раз после предпремьерного прогона, посмотрела в субботу «Доброго».
Думаю, мне не показалось: спектакль «улёгся», «обмялся», «выровнялся» и теперь натянут на большинство исполнителей плотно и изящно, как  перчатка. При этом энергетический градус постановки существенно вырос: сцены, которые и пару месяцев назад были очень сильными, теперь «дёргают» так, словно влажной рукой за оголенный провод хватаешься.

Впрочем, я по-прежнему отдаю однозначное предпочтение второму действию. Начиная с монолога, который произносит Шен Те и свадьбы, где с женихом пытается танцевать маленький Бог в бордовом бархатном платьице…
А потом – колоссальный по энергетике «Зонг о семи слонах», который на авансцене поют все, и только надсмотрщик Янг Сун вклинивается злыми, громкими – и при этом не могущими перекрыть слова песни – окриками. И – танец отчаяния «собаки Шуи Та» на обнаженной сцене…
Я уж молчу про совершенно немыслимый финал, в котором выпевает-выплёвывает вновь обретенная Шен Те слова отчаяния… на русском, на немецком… уход Бога и Водоноса… и крик отчаяния – ПОМОГИТЕ! – обернувшийся непроглядной темнотой…

Удивительный спектакль получится у Юрия Николаевича и актеров Пушкинского. Он очень сильный – на уровне самых-самых лучших постановок режиссера, и в то же время он внятный и соразмерный…
Часть текста (зонги, в основном) идут на родном для Брехта немецком языке с алыми субтитрами. Но я обратила внимание: первый монолог Водоноса о скором приходе Богов с его «купите воды» - очень хорош… но эта же фраза, сказанная по-немецки («kauft wasser») – она и есть первый убийственный удар по нервам.

Вообще в этом спектакле все основные роли (Боги – А.Лебедева, Шен Те/Шуи Та – А.Урсуляк, Янг Сун – А.Арсентьев, Шу Фу – А.Сухов) сыграны безукоризненно (и буквально в затылок им дышат исполнители небольших ролей – чего стоит, скажем, А.Бегунова – торговка коврами). Но мое однозначное внимание и любовь отданы в «Добром» Водоносу – Александру Матросову.  Как прекрасно поставлена роль! А как она сыграна!
Вот эти потрясающие переливы Водоноса из молодого, красивого и сильного мужчины – в больного юродивого – особенно сильно они сделаны в прологе и в конце, в сцене суда. Это не мгновенный переход от одного состояния героя к другому, противоположному – это словно по капельке вытекающая одна сущность и замена ее другой…

Я уже писала, что этот спектакль весь наполнен трансформациями и превращениями: «ангел предместий» Шен Те оборачивается безжалостным двоюродным братом Шуи Та; романтичный летчик «почтовой линии один» Янг Сун, для которого невозможность полёта приравнивается к смерти – вдруг превращается в безжалостного надсмотрщика – злого слона с крепкими бивнями… теперь он, мечтает не о полете, а о «доминирующем положении» в табачной компании…

Что же до Водоноса – зная пьесу практически наизусть, только сейчас обратила на особенность этого персонажа: ведь он, и именно он единственный получил информацию о прибытии в город Богов. Только он беседует с Богами на равных – а в некоторых сценах становится и выше их, говорит от их имени…

Ну, а сама пьеса (и спектакль, по ней поставленный) – это про гигантские качели жизни, мечущиеся между добром и злом, любовью и ненавистью, правдой и ложью…
Можно ли быть однозначно добрым – и при этом выжить в окружающем злом мире? Где тот предел, за которым ты имеешь право перестать подставлять щеки для ударов – и тоже ответить оплеухой? Что такое – быть добрым по отношению к одному человеку, если это приносит боль другому?..

Брехт назвал «Доброго человека из Сезуана» пьесой-параболой.
Здесь «парабола» – это синоним русского слова «притча».
Но посмотрите, как изображается парабола: ось координат, от нулевой точки которой (точка рождения? точка смерти?) вздымаются две равные кривые: одна на сторону положительных значения, другая – отрицательных.
Наверное, без этого уравновешивания плюсов и минусов жизнь невозможна: помните, как Воланд пенял Левию Матвею за желание того убрать всю тень – и тем самым превратить жизнь в выжженную солнцем равнину?

Так и есть.
И пусть не пеняют добрым людям за то, что они призывают себе на помощь злых двоюродных братьев. Это необходимо. Ибо окружающие, прикидывающиеся мирными овечками, часто обнажают волчьи зубы, вгрызаются в горло… а потом, на виду у всех снова помекивают, мирно пощипывая травку…

Может, я и не права, но мне нравится, что у доброй Шен Те есть этот замечательный злой и умный помощник.
С ним она выживет.
Без него – будет съедена.

Tags: Константин Богомолов, Юрий Бутусов, спектакль, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments