bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Пир во время ЧЧЧумы. Театр Эрмитаж. 04.04.13

Собственно говоря, все мы, редко об этом задумываясь, живем во время непрерывной, всевременной Чумы.
«Царица грозная» небезымянна и постоянно меняет лица-маски: то это «гражданская война», то «десять лет без права переписки», то «ввод ограниченного контингента войск в…», то «не отдадим наших сирот-инвалидов американцам»…
А иногда Чума… нет, пусть будет по-эрмитажному – ЧЧЧума… иногда она принимает вид театрального культпохода пионЭров, у которых чисто промытые и гладкие лица похожи на их же мозги: такие же промытые до белизны и – без морщинки, без извилинки…

Но, как говорит Михаил Захарович: «Боишься испачкаться – не живи».
Живем. Выгораживаем улицу своей жизни, как «безмолвное убежище от смерти, приют пиров, ничем невозмутимых», изредка вынужденно пропускаем по ней черную чумную телегу… и снова садимся за вечерний пир, где веселье председатель…

Я очень люблю этот эрмитажный спектакль.
Он – для думающих людей, способных собрать хотя бы несложный паззл из фрагментов – пушкинских произведений… да и своей собственной жизни.
Он – для тех, кто живет не сиюминутностью, а хоть немного приоткрывает за краешек занавес будущего. Для тех, кто помнит прошлое, кто страдает от несделанного, несказанного, недолюбленного… и кто способен, ухватившись за тень своего воспоминания о прежнем счастье, воспарить над этой самой нынешней ЧЧЧумой, что «обложила» со всех сторон и, кажется, уже «стучит могильною лопатой».

Этот спектакль, в котором фрагменты пушкинских произведений словно бы случайно… ан нет – совершенно логично сложены в единое сценическое произведение.
Но есть в нем и самые-самые любимые моменты.
Скажем, когда мальчишка Моцарт, сквозь «виденье гробовое, внезапный мрак», извлекает из миража, из ничего - прекрасную музыку, которая будет звучать, даже если весь мир перевернется с ног на голову.
Или – когда «Элегия» Александра Введенского сплетается в сногсшибательно красивый узор с пушкинской «Телегой жизни»… и только два больших поэта могут поделиться друг с другом… могут понять, как это тяжело, если «исчезнувшее вдохновенье теперь приходит на мгновенье»…
Или – когда Лаура, по требованию молодых людей (ах, поклонники – мы иногда бывает такими ТРЕБОВАТЕЛЬНЫМИ) вновь и вновь «восторгает» их своим пением.
А улыбка Дона Карлоса – сколь она сложно далась ему… и сколь она прекрасна!
А подсчет того, сколько исполнится Альберу «через тридцать лет»?
А золотой дождь из монет, под которым стоит Скупой рыцарь?
А вот это – превосходное! – «Христос воскрес, моя Ревекка», после которого следует взаправдошный поцелуй молодого человека (Пушкина?).
А обморок Луизы?..

Нет, я сейчас допишусь до того, что в спектакле у меня не окажется не самых-самых любимых моментов. Да так оно и есть: все и всё, кто на сцене (или около нее) прекрасны и любимы.

Замечательный спектакль. Да, он не имеет возможности хоть немного приостановить стремительный бег телеги жизни… но мимо кварталов, пораженных очередной ЧЧЧумой, проезжать после него не столь уж и страшно.


Фото: Сергей Тупталов
Tags: Борис Романов, Дарья Белоусова, Евгений Кулаков, Михаил Левитин, Эрмитаж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments