bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Лир. Приют комедианта (СПб). Гастроли в Центре на Страстном. 26.01.2012

При продаже билета меня предупредили, что в спектакле по Шекспиру присутствует ненормативная лексика. Она действительно присутствовала – пусть и не в слишком больших количествах. В принципе, можно было бы и без нее обойтись… но раз так решил режиссер – пусть будет (не мне ж командовать: он – профессионал, а я – зритель-любитель).

Для зрителей, которые являются еще больше любителями, чем я, сообщаю: сравнивать этого «Лира» хотя бы с популярным сатириконовским спектаклем, ожидая хоть малейшего сходства, нельзя. Постановки глобально различные (начиная с того, что в «Приюте комедиантов» играют перевод Михаила Кузмина). И вообще этот Лир – про другое и по-другому, так что не надо всё валить на то, что в театрах надо ставить только то, что Шекспир написал… Впрочем, он и написал. Слова равнозначные, а вот смысл в них вкладывается разный.

Спектакль мне ОЧЕНЬ понравился.
И при этом – спектакль мне ПОЧТИ ЧТО понравился.

Это «почти что» связано для меня с банальным: «многабукав ниасилил».
К тексту шекспировского действия (которое, кстати, происходит в 1941-45 г.г.) подмешаны тексты Фридриха Ницше, Самуила Маршака, Варлаама Шаламова, Откровение Иоанна Богослова… и еще много чего.
Переходы одного текстового материала в другой для меня были иной раз непреодолимо сложны… в общем, внимание моё к действию провисало.
Но опять же – так решил режиссер, и не публике его поправлять.

Были и излишества для глаз. Говорю не для «поправить», а просто для констатации: сношение Лира с «резиновой Зиной», изображающей карту делимого королем государства, можно было бы как-то… ну, менее настойчиво, что ли… Хотя, написав это, резюмирую: а сцена-то поставлена прекрасно!

Впрочем, сцена раздела «резиновой Зины»… ох, пардон, королевства будет происходить потом, за советским праздничным столом с непременными оливье-винегретом-картошечкой, с водкой-коньячком-красным сладеньким (для дам), с неожиданно возникающими пьяными песнями а-капелла.
А вначале все герои поднимутся на первомайскую трибуну мавзолея – и Григорий Максимилианович Альбани (с супругой), и генерал Семен Михайлович Корнуэлл (с супругой), и председатель союза советских писателей Самуил Яковлевич Глостер… Здесь, на трибуне, сияя дежурной улыбкой и приветственно покачивая рукой, Глостер будет рассказывать про незаконное зачатие от него русской женщиной вот этого молодца – Эдмонда…
А потом на трибуну взойдет и сам Лир. Король.

Вот тут надо сказать, что, присоединившись к фразе о том, что у актеров нет ни возраста, ни национальности, ни внешности, ни даже пола – Константин Богомолов, словно судью и вора, перемешал в постановке мужчин и женщин.
Все мужские роли играют, таким образом, женщины; все женские – мужчины.

Лира играет Роза Хайруллина. Судя по тому, как Богомолов приветствовал ее на поклонах – она главная его актриса, его Муза. Что правильно, ибо принадлежит Хайруллина к тем актерам, увидев которых даже вскользь, проваливаешься в бездонную черную дыру их таланта. Я тоже провалилась вот так же – на «Wonderlend'е». И на спектакль пошла, расставив приоритеты так: Роза Хайруллина, Константин Богомолов, «Лир».
И не прогадала.
Роза Хайруллина действительно была центром, отправной точкой «Лира» Богомолова.

Богомоловский Лир болен. Болен – вместе со всей страной. Болен сам по себе.
Рак, который разъедает и его тело, и огромное государство Российское – от Москвы до Биробиджана – болезнь, может быть, и излечимая (и не надо верить словам затрепанной медицинской книги, которую Король читает), но она отягощена еще и болезнью душевной, нарушением психики у всех. Начиная с Лира, заканчивая… да никем оно не заканчивается – сумасшествие длится и разрастается, как раковая клетка, поглощая всех от мала до велика… до самой смерти.
И вот уже не только Лир отправляется в «шалаш» дома скорби, где его не вылечат, а залечат, но и законный сын Глостера, Эдгар, окажется в одной палате с ним и… пророком, потому что смеет не говорить – но ДУМАТЬ о том, что опасно отцу и всем окружающим: о Боге, о истории, о судьбе.
(Самая страшная сцена спектакля – когда трое сидят за обеденным столом в дурдоме, просто что-то поедая с тарелок. Нет-нет. Было еще страшнее – когда надувался веселый красненький шарик. Он становился всё больше и больше, и уже я, в зале, замирая сердцем, молилась, чтобы он скорее лопнул… Просто – бух… и всё. И конец УЖАСУ.
И еще – когда после объявления о начале войны уходит санитарка, отпуская пациентов – просто перерезает тоненькие белые веревочки на их руках – и они, оставшись одни, покачиваясь, медленно бредут К ВОЛЕ…
Да, и еще – шум, шум, шум… непрерывный звуковой фон – и непрерывное мигание лампочек. Как это раздражает. И как зто здОрово придумано!)

НУ, а в общем – в спектакле будет всё, что есть в «Лире», которым Шекспир обличал загнивающее дворянство своего времени. И письмо, руками Эдмонда отданное Корнуэллу («Здравствуйте, товарищи фашисты!»). И ослепление Глостера (штопором в глаз… а потом, по требованию Реганы – во второй). И гибель Корнуэлла (был обстрел с самолета – двухметровая малышка -Корделия Лировна в лётном шлеме и белом платьице постаралась). И любовная сцена Гонерильи Лировны с Эмондом Самуиловичем Глостером – после которой муж долго презрительно не откликался на звонки в дверь. И встреча Лира с Корделией (что тут было важнее – создание из отца легенды, бронзовой статуи… или то, что папа просто по стариковски сидит у тебя на коленях). И то, что законный сын убьет незаконного (а тот перед этим отправит Корделию и Лира на смерть – «без права переписки»)…

Всё будет. Но в конце все они, живые и мертвые, вновь усядутся за одним пиршественным столом, на котором всё то же самое советское изобилие - непременные оливье-винегрет-картошечка, с водка-коньячок-красное сладенькое (для дам), неожиданно возникающие пьяные песни…
…И только Глостер к общему веселию не присоединится. Он, слепой и мёртвый, будет сидеть в стороне, оборотив глаза невидящими зрачками в душу… где повсюду чёрные угри…

В общем… да, это очень сильный спектакль. Который поставлен талантливым провокатором Богомоловым.
Он может дать вам спектакль-конфету замечательно вкусную, а может протянуть и пустой фантик.
А то и еще хлеще. Вот он предлагает вам сцену, как бокал (на дне которого искусно нарисована муха), наполненный напитком божественного вкуса… и еще один – еще более потрясающий… а в третьем бокале под волшебным напитком муха окажется – настоящей. И вы проглотите ее, и станет вам противно до тошноты…
Но откажетесь ли вы от следующего бокала, протянутого им – вновь наполненного напитком богов?..
Tags: Константин Богомолов, спектакль
Subscribe

  • Женитьба. Театр МОДЕРН. 22.02.21. Прогон.

    Юрий Грымов объединил в спектакле собственно «Женитьбу» Гоголя, «Предложение» Чехова и «Женитьбу Бальзаминова» Островского. А еще весь спектакль…

  • Я. Театр на Юго-Западе.12.02.2021. Прогон.

    Странный спектакль в странном месте. Точнее, место самое обычное для Юго-запада: Арт-кафе. А вот внутри… Фото с сайта Театра на Юго-Западе…

  • Бег. Театр ОКОЛО. 11.02.2021.

    Поезд Петербург – Симферополь никогда не тронется с правой стороны пятой платформы. Ибо ему НАЗНАЧЕНО стоять здесь - где ворота резные, чугунные, дом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments