bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Categories:

Вечер, посвященный дню рождения Леонида Енгибарова. Сцена "Школа Клоунов" Театра Эрмитаж. 16.03.13

В Театре Эрмитаж открывают «Школу Клоунов».
Давно, знаете ли, пора.
«Как вы шхуну назовете – так она и поплывет».
С самого начала надо было назвать шхуну-театр именно так, тем более, что люди внутритеатральные и постоянные зрители название официальное произносили, но настоящее имя Театра всегда в уме держали.

Школа Клоунов – это не филиал Циркового училища. Здесь учат не клоунской профессии, но клоунскому образу мыслей: быть очень умным, быстрым душой и телом, весёлым (не по дури – по уму). И – главное! – учат быть нестандартно думающим.
В принципе, тем, кто даже не готов к мышлению в диагональ к стандарту, в этом театре явно не по себе…
Но тут вспоминается анекдот про кладбище, где на могильных камнях написано: «Жил 1 час 3 минуты», «Жил 7 месяцев и 4 дня», «Жил 5 лет и 1 месяц»…
«Это кладбище детей» - «Нет, просто эти люди жили по-настоящему именно столько. Все остальные годы они существовали»…

Мне кажется, что в Эрмитаже и театрах, подобных ему, жизнь (та, которая настоящая») удлиняется на время спектакля. И как же я бываю счастлива своим пребыванием в зале!
***

Эрмитажная «Школа Клоунов» - это новая сцена Театра, заменившая собой ресторан «Парижская жизнь» (тот, что был слева от служебного входа в театр).
Основное предназначение этой сцены – театральные эксперименты, самые разные маленькие спектакли, вечера, детские мероприятия…

Первый вечер (сегодняшний) был посвящен Леониду Енгибарову.
Тому самому, который… помните, у Высоцкого:

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты, тут и там, —
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.
В светлом цирке между номерами
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
Иногда в дурацком колпаке.
Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: “Да разве это клоун!
Если клоун — должен быть смешной!”
Вот и мы… Пока мы вслух ворчали:
“Вышел на арену, так смеши!” —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.
Мы опять в сомненье — век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой, —
Клоун, правда, слишком мрачноватый —
Невеселый клоун, не живой.
Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.
Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя…


Леонид Енгибаров – один из уникальных клоунов…
Нет, не так: Леонид Енгибаров – один из уникальных Актеров, которыми гордится наша национальная культура. Потому закономерно, что первый вечер в новооткрытой «Школе Клоунов» был посвящен именно ему.

Как это было.
Во второй части о Енгибарове говорили Геннадий Ротман (помните клоунский дуэт Ротман и Маковский?), Андрей Николаев… Говорили и о нем, и о своем, клоунском (грустном и веселом в одно и то же время). Показывали номера. Замечательно и очень трогательно.

А вот первая часть…
Вы знаете, я счастлива, что это видела и мне чертовски жаль, что никто никогда этого не увидит больше…
Говорят, что вечер был сделан буквально за несколько дней, и без большого участия в его создании Михаила Левитина.
Ну, что ж… Когда вечер наровно поделен между двумя артистами – разножанровыми и разновозрастными, но однозначно обладающими потрясающим талантом – получится ВСЁ.

Елена Камбурова. Так случилось, что если я и слышала ее исполнение в большом объеме, то очень давно.
И – ах, как это великолепно! Вроде бы совсем просто: без нажима, без актерской и певческой экзальтации… Тихо и спокойно, но при этом прекрасно.
Подумала: вот того же Высоцкого кто только сейчас не пытается исполнять! И ни-че-го. В лучшем случае – получается дешевая поделка, в худшем – подделка.
А вот у Камбуровой получается. Да еще как! В ее исполнении это – Высоцкий, из которого не потеряно ни одной мысли, ни одной идеально выстроенной автором интонации… И в то же время – это новое, абсолютно самостоятельное произведение. Не менее при этом превосходное, чем «исходник».

И тут же – из голоса Камбуровой, из ее невероятной песенной манеры исполнения – рывком, прыжком…

…в прозу, которую писал Леонид Енгибаров.
Это не классическая классика. Это просто и легко, вроде бы даже «необязательно»… Здесь слова – как легкие шарики, у которых умелые руки жонглера словно бы отбирают вес… и они летают, летают в воздухе, послушно опускаясь потом в натруженные ладони циркача.
Да, просто. Но, прибежав домой, я первым делом влезла в инет, чтобы прочесть то, что не было прочитано-сыграно на сцене «Школы Клоунов»… и чтобы еще раз вспомнить то, что прозвучало.

А играл миниатюры по прозе Енгибарова Евгений Кулаков – совершенно уникальный актер (из числа моих самых-самых любимых).
Уникальный актер с потрясающей пластикой личности, с умением мгновенно перетекать из образа в образ, из настроения в настроение…
И зрители – то улыбаются вслед его звенящему, «колокольчиковому» смеху, то мгновенно до краев наполняются горечью, что изливается из его печальных черных глаз…

Хочу еще вот что сказать (в контексте сегодняшнего вечера и – вообще): я полюбила этого актера сразу, как только увидела его в маленькой роли Давида в «Азефе». В Эрмитаже я зрительствую уже много лет – и сегодня удивилась и искренне обрадовалась: оставаясь все тем же милым мальчишкой с легким, «моцартовским» дарованием, Кулаков превращается в сильного, наполненного знанием жизни мужчину – это видно и по внешности, и по тому, как он играет.
Впрочем, он по-прежнему замечательно смеется, смотря из зала сценку Ротмана про дрессировщика.

Я практически не фотографировала сегодня.
Поэтому сегодня – только один снимок.
Это – стоя, из зала, смотрят на происходящее на сцене Михаил Захарович Левитин – главный режиссер моей любимой «Школы Клоунов» и его потрясающая помощница, помреж Катя Варченко.

Tags: Михаил Левитин, Эрмитаж, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments