bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Итак, мы продолжаем (с)

...Говорили мы с подругой… о чем только не говорили, как всегда, сплетая слова разных тем в нечто довольно причудливое и обаятельное только для тех, кто понимает.
Вот, в частности, говорили о том, что зачем-то мы наши виртуальные, визуальные, слуховые и проч. мимолетные впечатления, как гвоздиками, пристукиваем к белому экранному листу (ну, а в прежние времена рука тянулась к перу, перо – к бумаге)…
Зачем нам это? Простейший и, наверное, самый верный ответ – «а захотелось».
Если посложнее, то у каждого объяснение своё.
Кому-то хочется продлить очарование, еще раз мысленно пережить, остановить мгновенья, что прекрасны…
Кто-то гонится за микрославой: в ЖЖ зашел режиссер спектакля, прочел – и даже зафрендил… на сайте театра процитировали…
Кто-то ищет единомышленников или хочет переубедить противников…
Кто-то болен графоманией…

Что? Ааааа… почему я пишу?
См. выше: от «а захотелось» до конца списка.
Есть еще одно: моя работа во многом тоже состоит в отстукивании пальцами по клавиатуре. Но тексты, которые получаются в результате этого и за которые мне платят деньги – скучны и однообразны настолько, что если бы я время от времени не отвлекалась от них и не начинала выплетать словесные кружева из интересного мне, любимой… нет, с ума бы я не сошла, но одеревенела бы мозгами точно.

Вчера же мы говорили и о тех, кто о нашем, любимом – о искусстве (в основном – о Театральном Искусстве) пишет «не за горсть риса, а по любви», сокрушаясь о том, что «любви тут нету и в помине».
(Как правило – нету).
Вернее, среди пишущих есть люди умные, много знающие, грамотные: ну, правильно, «их» несколько лет учат как и о чем писать – да еще на лучших примерах, да еще приперчивая информацию о сегодняшнем театре знаниями о прошлом. Так что после прочтения умного учебника можно, напр., рассказать, как история первой (неудачной) постановки чеховской «Чайки» рифмуется (или нет) со спектаклями современных мастеров…
Правда, среди профессиональных зрителей (не путать с профессиональными критиками) тоже есть люди неглупые, насмотренные и начитанные.
Это – не я. Но даже у самых-самых театралов система знаний, как правило, разрозненна, не полна… Клюем по зернышку, собираем по соломинке. А как иначе? У всех у нас – работа, учеба (с театрами не связанная, и отнимающая много времени), семьи, заботы… на сами театры иной раз не хватает ни времени, ни денег. А уж когда пишешь… эх, где время взять – тут как бы без сказуемого не остаться…

Но всё-таки пишем.
От скромности не умру, но даже я, с моими эмоционально-дурными взвизгиваниями – иной раз «перегоняю» профессионалов. Хотя бы потому, что после моей писанины кто-то может и на спектакль пойти (пиар!). А вот после многих театроведческих опусов… нет, ребята, всё не так – и обычный, нормальный человек мимо театра промчится, как  мимо чумной больницы.

И еще… Вот, буквально вчера, я вытащила из рецензии Лариной о сатириконовской «Чайке» (позорная рецензия, иначе не скажешь – но опубликованная и оплаченная гонораром) этот пассаж: "Единственная сцена, которую артисты не завалили всякой дребеденью, — это первая встреча Нины и Тригорина, с которой и начинается этот бешеный роман двух очень похожих людей. Агриппина Стеклова и Денис Суханов играют ее на одном дыхании, не отрывая друг от друга взгляда, и этот восторг открытия наполняет их диалог тем самым любовным электричеством, от которого атмосфера сцены накаляется до предела, а зал замирает в звенящей тишине."
Ну, а теперь те, кто смотрел спектакль хотя бы один раз, назовите мне хоть одно слово, в котором рецензентша не была бы «соврамши»?

Начиная с того, что «первая встреча» - это встреча после провала пьесы Треплева; ладно, Бог с ней: ну, не читала Ларина пьесу… Но и всё остальное!!!! Вы уж простите, но впечатление такое, что всю эту сцену мадам провела вне зрительного зала (буфет, туалет, покурить…), оттого - что и как игралось на сцене – просто не видела.

Ну, это вариант стопроцентно непрофессиональной рецензии, написанной «профессионалом»… Но ведь подобное – сплошь и рядом!

…я снимаю с полки томик в рецензиями Рудницкого… Крымовой… Маркова… Читаю несколько фраз, и из миража, из ничего вдруг проступает колеблемая временем тень спектакля. Но ведь у нас, тех, кто любит Театр, достанет воображения дорисовать остальное!

Вот потому и пишу я свои кривоватенькие тексты сама, потому и собираю по инет написанное другими, что надеюсь: любимые мои спектакли не растворятся в небытии совершенно!
И кто знает, какое из написанных нами сегодня слов проявится в будущем невесомо – пыльцой с крыла бабочки, клочком тумана, затухающим словом или смехом…
Придут другие, еще лиричнее… А вдруг это будет для них весомым, зримым – вот тот же полустертый след пыльцы…

А может, я ошибаюсь.
И никому написанное нами не нужно – разве только самим нам, для графоманской самореализации.
Ну, что ж. Пусть будет так.
Но я хотя бы попробовала!

PS Что же до фразы Николая Эрдмана… Я помню, как впервые услышала со сцены Эрмитажа совсем вроде бы банально-незаметное: Спектакль приближался к концу, и мы отправились посмотреть на последний эпизод (такой прекрасный) с летающими стульями…
И тут произошло странное: я не только
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments