bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Бесы. Театр Вахтангова. 16.02.13

Премьера спектакля состоялась год назад; раз за разом откладывая посещение спектакля, решила: таки надо идти и смотреть.
Смотреть всенепременно, но, скорее, по причине «надо», чем «хочется».
Дело в том, что эта постановка – первая для Юрия Петровича Любимова «на стороне», после ухода его из Театра на Таганке.
Обсуждать причины и последствия этого ухода я не буду: там не правы были обе стороны… Не буду обсуждать и то, что происходит сейчас.
Но – никуда не денешься от собственной истории: я пришла на Таганку 30 лет назад, став постоянным зрителем театра, который кардинально изменил направление моей судьбы…

Направляясь вчера в Вахтанговский, я гадала о том, что увижу.
Будет ли это невероятной красоты паззл, сложенный гениальным режиссером из самых разных фрагментов?
Или – обрывки бумажек и ветоши, в которых только влюбленные глаза влюбленных в Таганку зрителей могут опознать произведение не бреда, но искусства?

Ни того, ни другого!
Буквально с первых фрагментов на сцене было красивое и яркое, ЕДИНОЕ полотно.
И что удивило: практически всегда используя таганских артистов исключительно как краски для расцвечивания собственных режиссерских замыслов, в театре Вахтангова Любимов работал с актерами, как с индивидуальностями, как с талантливыми людьми, приноравливая собственные режиссерские решения к их актерским индивидуальностям.

Потому в отношении «Бесов» я буду говорить в основном не о режиссуре, а об актерах.
Хотя сначала без нескольких слов о постановке не обойтись.

Спектакль довольно длинный – больше трех с половиной часов. Вогнать в него весь роман Достоевского, без сокращений, конечно, невозможно – оттого взяты только те фрагменты и главы, которые соответствовали замыслу постановщика (слава Богу, довольно стройному замыслу).

Я сразу решила не искать аллюзий и совпадений с нынешним положением в стране вообще и с положением старого режиссера, оказавшегося вне созданного им же театра в частности. Смотрела постановку, как художественное произведение, а не как агитку.
Однако режиссер даже не намекнул, а просто пальцем ткнул в собственную ситуацию сценой ухода Степана Верховенского: практически пустая тачка, прикрытая «кухаркрным» фартуком да зонтик, чтоб укрыться от дождя, отданный Маврикием Николаевичем…
Современная же «политика» была представлена одноразовым форсированием фамилии персонажа Липутина: «Знает ЛИ - ПУТИН»? (к моей радости, зал не «купился» и не обрадовался узнаванием).

Таганские технические придумки наиболее ярко сработали в спектакле один раз: «дождь» на сцене Вахтанговского был оч.эффектен… боюсь только, мало заметен с последних рядов.

Первое действие заканчивается сценой прихода Николая Ставрогина к Тихону – он передает для прочтения свою Исповедь.
Самой Исповеди на сцене нет – но в антракте ее текст можно прочесть в бесплатно раздаваемых брошюрках… ну, или вспомнить его.
Так что театральный антракт и есть время прочтения Тихоном ставрогинских листков совпали…

…потому в первые послеантрактные минуты мы, зрители, должны быть разогреты до одного градуса с Тихоном, должны чувствовать ужас – даже не оттого, что было прочитано, а оттого, что исправить ничего нельзя.
Этого не получилось: публика «отрывалась» в буфете, а не восстанавливала в памяти текст Достоевского. Но, как оказалось, это не страшно: мы поверили режиссеру и актерам «на слово».

В спектакле звучит музыка Владимира Мартынова – постоянного партнера Юрия Любимова последних лет. За роялем, что стоит постоянно посреди сцены, вчера был Иван Соколов. В программке указан и сам Мартынов – не знаю, был ли он здесь «более лучшим»… А идея с непрерывным поддержанием текста музыкой – превосходная и очень уместная в данной постановке.

Теперь об артистах.
Солируют все – и практически все делают это превосходно.
Даже те, кому дано лишь немного кратких выходов «к роялю» - запоминаются.
А уж те, кто играет главные (большие) роли – хороши неимоверно.
Правда, меньше хочется говорить о ролях женских – красиво, эффектно, вполне на месте (Е.Крегжде, М.Костикова, Л.Константинова, Е.Симонова)… Но выделяется здесь более всего Мария Бердинских в роли Хромоножки-Лебядкиной.

Мужские же роли – ах, как хороши!
Откровенное счастье смотреть на Сергея Епишева/Николая Ставрогина. Чертовски… в данном случае БЕСОВСКИ эффектный – с первого своего выхода на монолог, когда, прервав фразу, дабы переждать звонок мобильного в зале, он вдруг растянул губы в оскале-улыбке… Очень сильная энергетика у актера. И внешность необычная – при этом я просто обожаю завораживающие движения кистей его рук. А пластика какая великолепная!

Артур Иванов/Шатов, немного похожий на молодого и не забронзовевшего в славе Пореченкова, помимо прекрасно сыгранной основной сюжетной линии, удивил в двух сценах.
Это – когда Шатов разговаривает со Ставрогиным… разговаривает так, словно это потрясенный Левий Матвей беседует с Иешуа… и вдруг понимает, что под маской философа скрыто страшное лицо Воланда – демона, беса…Ах, как тут перемешивается прежний восторг с ужасом нового осознания!
И еще: сцена, где Щатов приходит к Кириллову (превосходная роль Валерия Ушакова!) с известием о возвращении жены. Как он светится счастьем, как готов обнять весь мир – и своего потенциального убийцу – тоже.

Евгений Косырев играет капитана Лебядкина этаким злым клоуном, бесёнком, гадостью – в которую вляпываешься с чувством брезгливости… и при этом испытываешь восторг (за который спасибо отнюдь не персонажу, но – актеру).

Липутин у Леонида Бичевина – тоже бесёнок. Нагленький своей длинноязыкой вездесущестью. В каждую щель влезет, каждую новость по-своему вывернет. Вроде бы ничего не боится – только хлыста Ставрогина, который, как паука, прижимает его к стулу.

А вот Юрий Красков, играющий в спектакле и Петра Верховенского, и Тихона – понравился мне больше в первой ипостаси.
Играет он беспросветно чёрное – и это замечательно, вплоть до нашей зрительской брезгливости… А вот белое – оно, без сомнения, просто белоснежное… но почему-то менее интересное.

Цитата:
«Весь мир находится в кризисе,— говорит Юрий Любимов.— И это кризис отнюдь не экономический. Это всеобщий кризис веры, а без веры человек лишается твердой опоры, теряет нравственный стержень, становится игрушкой самых разнообразных, отнюдь не светлых сил».

Ну, это Юрий Петрович сказал всё верно… Но лично для меня спектакль не стал очередным ужасом осознания и кризиса веры, и надвигающейся на весь белый свет серой непросветной пелены…
Смотреть на всех этих тараканов, попадающий в стакан с «мухоедством», мне было очень интересно. Но исключительно с эстетической точки зрения.
И было приятно от вспоминания того, что Юрий Петрович Любимов – потрясающий, талантливейший режиссер, который может ставить сногсшибательно талантливые спектакли.
Я уж, в последние таганские годы, об этом и забывать начала…

Tags: спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments