bertran01 (bertran01) wrote,
bertran01
bertran01

Тополя и ветер. Театр Сатирикон. 28.10.2011.

«Я вернулся в мой город, знакомый до слёз»…
Да-да, замирая от счастья встречи, я вернулась сюда, в богадельню рядышком с местечком Созе-ле-Потье.
Я знаю здесь каждую трещинку в стене веранды, каждую малость в кружевной тени листьев, каждую фразу, которую произнесут Густав, Рене и Фернан…
После вынужденного отсутствия я вернулась туда, где  всегда качаются под ветром гибкие тополя и где эти трое ведут свою постоянную беседу.  Знаешь ее и правда уже наизусть… и наслаждаешься при этом каждым словом, каждой интонацией.

Но вчера было чуть по-иному, чем всегда: Густав говорил чуть резче обычного, чуть более суетлив был Фернан, чуть более… высокомерен, что ли… по отношению сотоварищей был Рене.

Старички (как это часто бывает с пожилыми людьми) забывали и путали слова, недослушивали друг-друга, неловко падали на ровном месте…
Но разве замечаешь новую морщинку на лице дорогого тебе человека, которого не видел долго. Да какие там морщинки… разве видишь их из-за пелены счастливых слёз…

Мне кажется, что Густав резким движением приподнимает за подбородок мое залитое слезами лицо – ну да, плохо многое… почти всё… но разве можно горевать: найди в себе силы встать и сделать первый шаг, попробуй приподнять уголки губ – потом улыбка придет сама…
Даже когда до смерти четыре шага и страх неизбежности перехватывает горло, провесь в своей жизни дальнюю вешку: пусть это будет невозможная поездка к кхмерским храмам или обязательство посмотреть спектакль, который будет играть Денис Суханов, когда он сам будет в возрасте Густава…и тогда немногое оставшееся расстояние растянется очень надолго.


Вчера – то ли немного по-иному тонировал фразу Рене,…но более выпуклой стала информация о том, что он ШАГНУЛ НАВСТРЕЧУ ПРИКЛЮЧЕНИЯМ, да и обнаружил совсем рядом с приютом маленький городок со школой для девочек.
Целых 25 лет Рене находился в месте, где единственное, чего было предостаточно – так это ВРЕМЕНИ. И всё это тянущееся и плетущееся время, все это девять тысяч (с лишним) дней отнюдь не бессильный человек просидел сиднем, ни разу не включив интерес к происходящему окрест (!).
А потом появился Густав – всего-то за полгода до событий. Герой, бывший летчик, который вынужденно загнал себя во внешнюю ситуацию «комната, терраса, тепленький супчик и баиньки» при внутренней необходимости «остаться в истории».
А ведь Густав (в отличие от Рене, почти покрывшего мхом, как лежачий камень) пытался преодолеть себя – но болезнь не дала ему возможности шагнуть на свободу – она свернула  гордого дворянина в «позу зародыша» и опустила его в грязь… Он пытался – будучи (наверняка) совершенно уверенным в неудаче. Но он всё-таки ПЫТАЛСЯ, как пытался сдвинуть несдвигаемый рукомойник Макмёрфи у Кена Кизи…

Густав – лидер.
Вот такой - нелепый, смешной, вспыльчивый, сварливый, нехороший, неприятный,  злобный, желчный – но он ЛИДЕР.
И присмотритесь: «действий ход» гонится в спектакле в основном под дирижирование этого человека. Что было бы, если бы он не оказался в этой богадельне? А то же самое, что происходило здесь раньше день за днем… и десять… и двадцать пять лет: теплый овощной супчик… и баиньки (иногда – вечным сном).

Так вот.
Уже писала, и повторю еще: дай Бог каждому из нас такого «второго, чтоб вытянул петь со мной», как Густав.
Это только кажется, что его, старого и больного, надо беречь, опекать, ограждать (надо, конечно – как надо беречь и опекать всех людей… и чем они старше – тем тщательнее и нежнее). Но вы и не заметите, как Густав окажется впереди. И сам протянет вам руку. И вытрет слёзы. И заставит сделать первый, самый трудный шаг…

Вы, возможно, обозлитесь на него.
И полюбите.
Как люблю его я.
Tags: Денис Суханов, Сатирикон, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments